вторник, 22 сентября 2015 г.

Владимир Путин стремится поставить под контроль ближневосточную нефть.



Владимир Путин стремится сделать Россию главным игроком в регионе, чтобы завоевать себе новых союзников, считает эксперт Fox News по национальной безопасности США Кейти Макфарланд. 

В том числе цель Путина и заручиться поддержкой Саудовской Аравии. По мнению Макфарланд, таким образом российский лидер рассчитывает получить контроль над добываемой в регионе нефтью.

Владимир Путин отправляет свои войска в Сирию. Российский лидер начинает наземную операцию в зоне конфликта, и это — следствие провала разработанной администрацией Обамы стратегии по подготовке умеренных сирийских повстанцев к борьбе с ИГИЛ. По мнению кандидата в президенты США Дональда Трампа, в стратегическом плане у нас творится кавардак.
ДОНАЛЬД ТРАМП, кандидат в президенты США: Мы сражаемся с ИГИЛ, но ИГИЛ же борется против Асада. И Асад, скорее всего, думает: «Ух ты, США взяли и решили разобраться с нашим врагом, здорово-то как!» Знаете, у нас люди вообще не понимают, что делают. Тем не менее в военном плане мы сражаемся против ИГИЛ, и ИГИЛ теперь приходится воевать против нас, а не против Асада.

ВЕДУЩИЙ: Я просто хотел бы понять…

ДОНАЛЬД ТРАМП: Ну а Асад... Знаете, Джордж, мы — лучшее, что с ним когда-либо случалось.

У вас, наверное, голова закружилась, когда он озвучил вот эту последнюю мысль о том, что мы — лучшее, что случалось с Асадом, но такова его позиция. А с нами — эксперт Fox News по национальной безопасности и бывший заместитель помощника министра обороны Кейти Макфарланд. Доброе утро!

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД, эксперт Fox News по национальной безопасности: Доброе утро!

Давайте сразу к делу — каким образом Путин в данном случае рассчиитывает обойти администрацию Обамы в Сирии?

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Здесь есть три момента. Во-первых, Путину приходится иметь дело с разваливающейся экономикой, и экономика эта не пойдет на поправку, пока не начнут расти цены на нефть, а этого не будет еще долго. Ему нужна победа, которую можно будет продемонстрировать дома, поскольку у него очень скоро будут неприятности.

Во-вторых, исламисты представляют собой проблему и для Путина, орудуя в граничащих с Россией регионах, поэтому ему необходимо напрягаться и бить их на Ближнем Востоке, ведь иначе они доберутся до России и будут угрожать уже ей.

Но самое важное обстоятельство заключается вот в чем: [Путину], черт подери, выпал шанс выиграть Суперкубок и все турниры Большого шлема разом. Почему? А потому, что США уходят с Ближнего Востока, а Путин туда приходит. Получится ли у него одержать верх над ИГИЛ — большой вопрос, но если все же получится, если он победит ИГИЛ, кто будет тогда его союзником? Да, не только Иран, Ирак и Сирия, но и Саудовская Аравия, и Египет, и Израиль — все они это увидят и скажут: «У американцев ничего не вышло, а вот Путин смог — и за кого же мы теперь?»

И тогда Путин, в сущности, получит контроль над регионом, овладеть которым Россия пыталась триста лет. А что есть в этом регионе? Нефть. Именно оттуда экспортируется нефть. Так что будет российская нефть плюс нефть ближневосточная. Черт, а Путин-то и правда рвется к победе.

Но получится ли у него — большой вопрос, так ведь?

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Именно так. Очень большой вопрос.

И вы считаете, что если получится, то он сможет сильно изменить геополитическую ситуацию.

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Да, и очень быстро.

Похожий вопрос задавали на ABC Марко Рубио. Давайте посмотрим.


МАРКО РУБИО, сенатор, кандидат в президенты США:  [Ближневосточные страны] понимают, что четкого плана действий в отношении Асада и Сирии [у США] нет. В результате создался вакуум, который и заполняет Владимир Путин. Если бы президентом стал я, этот вакуум заполнили бы мы.

Так что по этой теме будут еще высказываться и Рубио, и Трамп, и все остальные — это одна из горячих тем нынешней предвыборной кампании.

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Знаете, весь смысл стратегии президента по «руководству из-за спин» был в том, что она должна была стать эффективной. Что ж, говоря словами его любимого проповедника*, «что посеешь – то и пожнешь». Получилось в итоге, что никто и не думает оглядываться назад и получать команды. Когда работаешь и руководишь «из-за спин», тебя за спиной и оставляют.

И все-таки удивительно – я вот представлял себе сценарий, в котором США проводят воздушные операции в Сирии, а теперь еще в зоне конфликта появились и российские войска. Может дойти и до бардака.

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Вы когда-нибудь слышали слово «деконфликтизация»? Я вот – никогда в жизни. Но именно об этом и говорит администрация. Мы собираемся работать с Россией, поскольку хотим «деконфликтизировать» этот регион. Другими словами, мы не хотим ни стрелять в россиян, ни чтобы они нас подстрелили. На Ближнем Востоке такой хаос, и на что это все похоже? Как будто Путин увидел на детской площадке нытика и начал его третировать – вот как выглядят в этой ситуации США. И как оправдывает всю эту путаницу Обама? Он говорит, что его заставили сделать это его оппоненты, что сам он не думал, что это сработает. Знаете что? Хватит ныть — пусть займется своей работой!

Помните, как адмирал Демпси назвал эту войну тупиковой ситуацией. Если это так и Асад не может победить, к нему на помощь приходит Владимир Путин. Он обеспечит, чтобы Асад остался у власти и в конечном итоге выиграл войну. Вот что происходит. 

КЕЙТИ МАКФАРЛАНД: Так и есть. 


Спасибо, Кейти, мы еще с вами побеседуем, хорошо? Ждите новых подробностей. С нами была Кейти Макфарланд, спасибо!

Комментариев нет:

Отправить комментарий