четверг, 8 октября 2015 г.

Турция выдвинула России ультиматум.


Турция в связи с обострением отношений с Россией из-за авиаинцидентов может пересмотреть вопрос закупок российского газа, заявил президент Турции Режеп Тайип Эрдоган.

"Россия должна быть чувствительна в этих вопросах. Мы являемся покупателем номер один природного газа из России. Потеря Турции будет серьезной потерей для России. При необходимости Турция может покупать природный газ в самых разных местах", — заявил Эрдоган журналистам в самолете, направляясь с визитом с Японию.
Он отметил, что Турция может пересмотреть также вопрос о строительстве АЭС "Аккую" по российскому проекту.
"Если русские не построят АЭС "Аккую", кто-то другой придет и построит ее", — добавил Эрдоган, слова которого приводит РИА Новости со ссылкой на телеканал NTV.
Минобороны РФ сообщило в понедельник, что 3 октября российский самолет Су-30 совершил кратковременный, на несколько секунд, заход в турецкое воздушное пространство. В Минобороны отметили, что данный инцидент стал следствием неблагоприятных погодных условий.
Турецкий премьер Ахмет Давутоглу ранее заявил, что инцидент не вызовет напряженности в отношениях между странами. По его словам, Москва сообщила Анкаре, что инцидент с нарушением военным самолетом РФ воздушного пространства Турции произошел по ошибке, и заверила, что таких инцидентов не повторится.


Что стоит за нынешней непримиримой позицией Анкары, как будут развиваться российско-турецкие отношения?
— Была ли Анкара для нас другом — большой вопрос, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Да, Эрдогана называл другом российский президент Владимир Путин. Но лично я всегда считал подобные заявления дипломатической вежливостью — и только.
На деле, у нас с Турцией всегда были сложные отношения, и они мало изменились. У нас серьезные противоречия в Закавказье — они связаны с политикой Турции в отношении Грузии, Азербайджана, Армении, что создает нам серьезные проблемы. А в последние время обнаружились противоречия и на Ближнем Востоке — из-за политики Турции в отношении Сирии.
Проблема в том, что турецкие власти перешли к политике неоосманизма — воссоздания центра влияния на базе тюркских этнических контактов. Анкара простирает свои амбиции на тюркские народы России, и шире — Центральной Азии. По сути, турки хотят создать экономическое сообщество в границах бывшей Османской империи.
Россия долгое время пыталась сгладить эти противоречия, втянуть Турцию в серьезные экономические контакты, и тем самым сбавить ее антироссийскую активность. Ведь, напомню, именно турки поддерживали в свое время сепаратистские настроения в Чечне, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, а турецкие исламисты дошли до Поволжья и Татарстана.
Наше руководство, вовлекая Турцию в экономическое сотрудничество, старалось этой — оборотной — стороны отношений не замечать. Но в итоге оказалось, что совместные проекты были не слишком выгодны для России.
Скажем, «Голубой поток» — газопровод между Россией и Турцией, проложенный по дну Черного моря — мы фактически построили за свой счет. Мы собирались за свой счет строить и «Турецкий поток», и АЭС «Аккую». Почему-то каждый раз выходило, что именно мы несли инвестиционные риски, а турки ничем особо не рисковали.
«СП»: — Почему так получалось?
— На мой взгляд, в нашей экономической элите образовалась группа влиятельных игроков, которые стали лоббировать интересы Турции, и фактически подрывать нашу геополитическую стратегию в Закавказье. А теперь и в Сирии — потому что турецкая политика в Сирии идет против российских интересов.
Читайте по теме


Что стоит за ожесточенной критикой действий РФ на Ближнем Востоке?
Цель Анкары состоит в разрыве шиитской «оси» Сирия-Иран, окружении и добивании Тегерана. Между тем, Иран — важнейший игрок в Закавказье и Персидском заливе, который противостоит экспансии Запада в регионе. И нам жизненно важно сохранить Иран в роли политического регионального центра.
Я считаю, доверять Турции никак нельзя. Экономические интересы для Анкары, конечно, важны, но геополитика и безопасность — куда важнее.
«СП»: — С чем связаны нынешние придирки Турции?
— Думаю, и раньше наши военные самолеты, которые летают вблизи турецкой границы — например, в Армении, — могли случайно вторгаться в турецкое воздушное пространство. Но масштабных скандалов, да еще с привлечением НАТО, никто не раздувал. А сейчас — раздули, и только потому, что Анкара очень недовольна нашей политикой на сирийском направлении.
Фактически, мы срываем планы Турции, Израиля и США по окружению Ирана и разгрому Сирии. Турция рассчитывает, на мой взгляд, оккупировать часть сирийской территории в районе Алеппо, а сирийских курдов поставить под свой контроль. Анкара боится, что если в Сирии курды получат автономию, того же потребуют курды на турецкой территории.
По сути, Турция сейчас пытается ограничить действия нашей авиации. Особенно, подчеркну, в районе Алеппо, где активно летают турецкие самолеты, которые, видимо, оказывают поддержку сирийским повстанцам. В том числе — боевикам «Исламского государства"*. Напомню, именно на турецкой территории базируются некоторые тренировочные лагеря ИГИЛ, которые может «засечь» российская авиация.
Турция, кроме того, хочет максимально вовлечь в сирийский конфликт НАТО и ЕС, в идеале — добиться новых санкций в отношении РФ со стороны Европы.
«СП»: — Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?
— Думаю, пора заявить Анкаре, что ее деятельность в Сирии наносит ущерб российским интересам, и что друзья так себя не ведут. По сути, Турция сама довела ситуацию в регионе до ее нынешнего состояния, так что ей нечего жаловаться на действия российской авиации…
— Я слежу за турецкими новостными телеканалами, и бросается в глаза, что подогреть антироссийские настроения не удается, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Турки, из числа представителей так называемого «мыслящего класса», задают Эрдогану контрвопросы. Почему турецкий президент не смог ничего сделать, когда Путин договаривался по сирийскому вопросу с Бараком Обамой? Что будет, если Путин «начнет вести себя по отношению к Турции, как в свое время к Украине» в поставках газа, ведь 60% энергообеспечения Турции осуществляется за счет российских ресурсов?
Анкара пытается сейчас максимально вовлечь в сирийский конфликт НАТО, используя инцидент с российским самолетом. Но, думаю, эти попытки напрасны. Просто потому, что Россия ведет себя чрезвычайно цивилизованно.
Прежде всего, мы признали, что Су-30 действительно нарушил на несколько секунд турецкое воздушное пространство и принесли извинения. Кроме того, Минобороны РФ предложило военному атташе Турции создать совместную консультативную комиссию — по сути, вместе находиться на командном пункте и руководить вылетами.


Несмотря на успехи России в Сирии, Запад ни на шаг не отступит на Украине
Мы продолжаем вести с турками переговоры и по «Турецкому потоку», хотя еще неизвестно, удержится ли Эрдоган у власти, и каким будет новое правительство.
Все это выставляет Турцию в невыгодном свете. Москва демонстрирует, что не намерена идти на разрыв, да и турецкая бизнес-элита прекрасно понимает, что РФ решает в Сирии, прежде всего, проблемы национальной безопасности на дальних подступах. Это значит, ситуация для Анкары тупиковая. Думаю, новое турецкое правительство будет менять и внешнеполитическую доктрину, и свое восприятие событий на Ближнем Востоке…

Комментариев нет:

Отправить комментарий