среда, 9 марта 2016 г.

"Я вернусь в Украину живой или мертвой".


Это был главный вопрос среды — привезут ли Надежду Савченко в Донецкий городской суд 9 марта. Привезли. Привычно оцепили центральный проезд по городу, чтобы пропустить тюремный кортеж — автозак и пять машин сопровождения. 

«Слышь, последний день сегодня работаем», — говорит капитан полиции своему молодому коллеге. Полицейские проверяют документы и вещи на подходах к суду — территория оцеплена. 

У здания суда толпа — больше 60 представителей СМИ, приехали активисты из Москвы, Краснодара и Ростова. Некоторые из них с желто-синими хризантемами. Передать их в зал суда не удастся.
Надежда Савченко — главная тема мировых СМИ последних дней. Госдеп США выразил озабоченность ситуацией вокруг суда и удержания Надежды Савченко в СИЗО, назвав ее (ситуацию) угрозой срыва минских соглашений. МИД РФ в лице Марии Захаровой отреагировал на заявление Госдепа, заявив что это давление на суд. Депутаты Европарламента рассматривают возможность создания «списка Савченко» и введения санкций против лично президента Путина. 
И только в самом Донецке жители открыто говорят, что устали уже от этого суда и «скорей бы все кончилось». 
3 марта украинская летчица, обвиняемая российским следствием в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК Антона. Волошина и Игоря Корнелюка, а также незаконном переходе границы, объявила сухую голодовку. После двух месяцев просто голодовки. И после того, как суд внезапно прервал заседание и не позволил произнести последнее слово — обязательную часть судебного процесса, без которой нельзя выносить приговор. Савченко заявила о затягивании и начала голодать. Шесть дней без воды — это обычно предел. Среда, 9 марта, как раз шестой день.
За эти дни у Надежды Савченко в СИЗО побывали адвокаты, украинские консулы и представители ОНК, сотрудники ФСИН, прокурор и священник... Все они так или иначе уговаривали Надежду прекратить сухую голодовку — ради жизни. Она отказалась. По словам посетившего ее консула, признаки голодовки уже проявились — тахикардия, поднялась температура, наблюдаются судороги в ногах. 
В суд ее привезли вовремя. Побледневшая, в белой футболке с гербом Украины, ставшая как будто прозрачнее и меньше, Савченко прошла по коридору улыбнувшись, сказала всем «Доброго дня». В маленьком зале расставлены камеры, в первом ряду — сестра и маленькая седая женщина, Мария Савченко. «Слава Украине, доча», — «Героям слава, мама». 
Заседание начинается стремительно. «Подсудимой предоставляется последнее слово». 
Голос Надежды Савченко зазвучал зло и яростно. По-украински. «Я скажу несколько слов, а потом переводчик зачитает мое последнее слово по-русски. В России нет суда и следствия, апелляции не будет, я считаю абсолютно лишним тратить на вас и на апелляцию свою жизнь. Голодовка продлится еще десять дней до вступления приговора в силу. А вообще вот мое последнее слово», — Савченко вскочила (!) на скамейку и показала судьям средний палец. (Судья сделал замечание подсудимой за некорректное поведение). Переводчик зачитал текст последнего слова, который уже был опубликован — родные Надежды Савченко выложили его в интернет, опасаясь, что она не сможет произнести его в суде. 
Это не последнее слово, а приговор. Приговор стране и той чудовищной войне, в которую мы все оказались втянуты. Вот эти слова:
 

Переводчик закончил. Снова заговорила Савченко. «Вы уже украли у меня неделю жизни и я даю вам неделю на приговор — до него я, возможно, доживу. Если больше, чем неделя — я продолжаю голодовку. Помните, что это игра на мою жизнь и терять мне нечего». Вся ее речь заняла ровно девять минут. 
Суд назначил приговор через двенадцать дней — начнет 21 марта, а закончит 22-го. 
Голодающая Надежда Савченко запела украинский гимн. «Ще не вмерла Украини ни слава, ни воля»... Зал подхватил.
Приставы выгнали всех из зала в считанные минуты. На улице адвокаты говорили прессе, что «единственно возможный приговор — оправдательный». Консул Украины в Ростове-на-Дону Виталий Москалено рассказал, что украинских врачей, которым разрешили осмотреть Надежду Савченко в СИЗО, пока не пропускают в Россию на границе в поселке Меловое. 

Мать Надежды Савченко

И чуть в стороне стояла маленькая седая женщина с желто-синими хризантемами в руках и тихо говорила: пусть этих судей будут судить так же, как они сейчас судят Надю. Спасите мою дочь! 

9 марта, шестой день голодовки Надежды Савченко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий