понедельник, 11 апреля 2016 г.

Азербайджан из российского оружия расстреливает армяно-российскую дружбу.


  На прошлой неделе состоялся однодневный визит в Армению премьер-министра России Дмитрия Медведева. Армяне с нетерпением ждали от него решения о снижении цены на поставки российского природного газа в республику, и он «оправдал» их надежды —  «стратегический партнер» уступил 15 долларов, то есть вместо 165 долларов за тысячу кубов, теперь придется платить 150.

Возможно, если бы Россия скинула цену до беспрецедентного по масштабу жертв карабахского обострения, армяне бы остались более или менее довольны, хотя не известно, отразится ли незначительное понижение тарифа на кошельке конечного потребителя, а не растает в воздухе. Но на фоне событий в НКР и условий урегулирования, на которых настаивает Москва, у армян возник вопрос «цены»  удешевления поставок. То есть, не является ли она уступкой за уступку Еревана по карабахскому урегулированию в пользу Азербайджана.

Вторым фактором, омрачившим визит Медведева, стал перенос саммита ЕАЭС, назначенного ранее в Ереване с участием премьера РФ на 8 апреля, в Москву — он состоится там 13 числа текущего месяца. И хотя премьер Армении Овик Абрамян и сам Медведев обнадежили армян тем, что через два-три месяца в Ереване пройдет  очередное заседание ЕАЭС, они восприняли эту информацию весьма скептически, поскольку перенос саммита по требованию Казахстана был расценен в Армении как поддержка Азербайджана в карабахском обострении, из-за которого и провалился ереванский саммит.
Отметим, что Медведеву пришлось приложить максимум дипломатических усилий к тому, чтобы армяне уверовали в истинность дружеских чувств России к Армении. В частности, российский премьер заверил на брифинге в Ереване, что его страна была и остается надежным партнером и другом Армении. По его словам, Россия и Армения связаны не только торгово-экономическими, но культурными, историческими и гуманитарными отношениями. Медведев также заявил, что Россия «особенно рада» тому, что в Армении уделяется большое внимание «поддержке русского языка». Он пожелал, чтобы такое положение дел имело место и в будущем.
В кулуарах армянские политики и эксперты не скрывали своего недовольства тем, что против Армении Азербайджан применяет оружие, поставляемое ему Россией. Особый акцент ими был сделан на том, что контракт на поставку большей части российского вооружения был подписан в бытность Медведева президентом РФ. На эту претензию Медведев ответил уже из Москвы, но об этом — ниже.
По неофициальной информации, до сведения российского премьера также было доведено недоумение армянских политиков «несоюзнической политикой» государств ОДКБ, в частности, Казахстана и Белоруссии, в условиях обострения обстановки в Нагорном Карабахе.


Сам же Медведев в контексте Карабаха практически повторил фразу президента Путина, что самое главное сейчас — исключить срыв конфликта в «горячую фазу», в противном случае регион встанет перед «трагическими последствиями». По его словам, ситуация вызывает «крайне серьезную обеспокоенность» России: «Мы надеемся, что режим прекращения огня будет соблюдаться, надеемся, что возобновится политический процесс, в который было очень много вложено, чтобы урегулированием занимались дипломаты, а не военные».
Медведев заверил, что Россия и впредь готова играть посредническую роль в составе Минской группы ОБСЕ, и использовать все свое влияние для мирного разрешения конфликта.
Но пребыванию Медведева в Ереване российская сторона пыталась придать деловой, то есть торгово-экономический, а не политический характер, и это тоже разочаровало армян, ожидавших, что столь  высокопоставленный представитель российской власти обнадежит их по конфронтационной проблематике с Азербайджаном, но тот — публично, во всяком случае, — уводил разговор совсем в другое русло.
В частности, на брифинге в Ереване Медведев сообщил, что объем накопленных российских капиталовложений в Армении составляет порядка 4 миллиардов долларов, и что в республике функционируют около 1300 предприятий с российским капиталом: «… весьма позитивно, хотя, конечно, это далеко не предел». Развитию сотрудничества, пообещал Медведев, будет способствовать подписание документов в различных сферах.
«Главной темой сегодняшних переговоров были торгово-экономические связи России и Армении и, несмотря на неблагоприятную мировую конъюнктуру, у нас неплохая динамика сотрудничества. Россия остается ведущим внешнеэкономическим партнером Армении», — сказал российский премьер. Но ему пришлось признать, что при этом товарооборот между двумя странами снизился и не превышает 1,25 миллиарда долларов.
Армянам осталось утешиться тем, что снижение товарооборота произошло исключительно «из-за колебания цен на продукты, которые поставляются из наших стран друг другу, а не из-за снижения физических объемов, что самое главное».
В Ереване стороны в ходе визита Медведева подписали соглашения о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях; градостроительства, архитектуры, строительства, жилищной политики и ЖКХ и некоторые другие, не имеющие для Армении, как подчеркнули некоторые наблюдатели в Ереване, существенного практического значения.
Lragir задается вопросом: «Зачем Медведев приехал в Армению?» И отвечает на него так: «Судя по всему, чтобы дать „развязку“ событий в Карабахе. Глава МИД России Лавров в Баку неожиданно заявил, что урегулирование близко, и на столе есть все условия для переговоров. МИД Армении, комментируя заявление Лаврова, объявил, что Россия вновь подняла Казанский документ, который ранее отверг Баку. Пресс-секретарь МИД Тигран Балаян напомнил, что в 2011 году Алиев выдвинул 10 новых предложений к этому документу и фактически его провалил».


Как отмечает армянское оппозиционное издание, «… автором этого документа является как раз Медведев, в бытность президентом которого он и был представлен сторонам. Этот документ почти не отличается от мадридских принципов, которые Армения согласилась принять как основу для переговоров. По некоторым данным, этот документ также предполагает сдачу территорий, ввод миротворцев, видимо, российских, размещение войск. … Лавров сказал, что об этом предложении будет заявлено в Ереване, видимо, это сделает Медведев на встрече с Сержем Саркисяном (Саргсяном — прим.авт.). Кстати, из Еревана Медведев отправится в Баку. Означает ли это, что переговоры будут продолжаться вокруг этого предложения? Означает ли это, что Армения отказывается от позиции последних дней, согласно которым НКР должна стать стороной переговоров, предпосылки для чего были созданы в ходе вооруженного столкновения?»
Из Еревана Медведев действительно отправился в Баку, где его слух, если брать за основу официальные речи, более чем «усладили». Но не успел он покинуть Армению, как местные СМИ распространили информацию о «странном поведении русских в Гюмри», то есть на расположенной в Армении российской военной базе. «Странность» же заключается в том, что будто бы российские военные вывели в город технику, контролируют население, а семьи военных уезжают из Армении. К тому же в Гюмри Россия прекратила подачу газа. Люди беспокоятся.
Правда, мэрия города распространила заявление, в соответствии с которым прекращение газоснабжения Гюмри обусловлено «плановыми работами», а в патрулировании города «нет ничего необычного», равно как в отъезде семей военнослужащих из Армении в Россию и в их «возвращении». Но это сообщение никого не успокоило.
Армяне обсуждают еще одну «странность» — Саргсян после отъезда Медведева встретился со своим идеологическим противником, экс-президентом Левоном Тер-Петросяном. По официальной информации пресс-службы действующего президента, он в течение часа обсуждал с первым главой независимой Армении «исключительно» ситуацию на линии соприкосновения Армии обороны Нагорного Карабаха и ВС Азербайджана, и «необходимость национального единения перед выборами».


Но тут стоит напомнить, что в феврале 1998 года Тер-Петросян подал в отставку как раз «благодаря» Саргсяну, который тогда занимал пост министра внутренних дел и национальной безопасности — Серж не поддержал предложенный Левоном план карабахского урегулирования, включавший демилитаризацию конфликтной зоны и возвращение Азербайджану ряда населенных пунктов, оккупированных армянами в 1992—1994 годах.
В правительстве обозначился раскол, и дабы не вызвать в стране серьезных дестабилизирующих процессов, Тер-Петросян ушел, довольно долго не участвовал в публичной политике и занимался наукой. Правда, десять лет спустя он снова баллотировался в президенты, но набрал всего около 22 процентов голосов избирателей: говорят, выборы были фальсифицированы в пользу его конкурента. В Армении сторонники Тер-Петросяна проводили митинги, а сам политик был заключен под домашний арест. Народ был возмущен; акции протеста переросли в вооруженные столкновения с полицией и внутренними войсками: 8 человек погибли, около 140 были ранены. Многих арестовали.
В Ереване было введено чрезвычайное положение. Разрядил обстановку опять же Тер-Петросян — он велел своим сторонником разойтись. Президентом стал Серж Саргсян. А Тер-Петросян возглавил оппозиционный Армянский национальный конгресс.
Такова, коротко, предыстория отношений Саргсяна и Тер-Петросяна, чья помощь (или опыт), видимо, потребовались действующему президенту в контексте карабахского урегулирования.
Логично было бы предположить, что раз Саргсян сразу после отъезда Медведева обратился к экс-президенту, готовому, в свое время, мирно урегулировать карабахскую проблему и вернуть земли Азербайджану, этот план реанимирован, и Тер-Петросян растолковал армянскому президенту его «нюансы». Либо Саргсян агитировал своего политического оппонента не поддерживать «план русских», устраивающий азербайджанскую сторону.
То, что «поведение русских» все больше перестает устраивать Саргсяна, совершенно очевидно, поскольку он (в который уже раз!) выступил категорически против продажи Россией оружия Азербайджану: на днях он пожаловался на Москву в беседе с Deutsche Welle.
На что Медведев, посредством одного из отечественных СМИ, разъяснил, что если Россия перестанет поставлять вооружение и Армении, и Азербайджану, ее место займут другие страны, и «степень его (оружия) смертоносности от этого не уменьшится». Он рекомендовал всем сторонам конфликта воспринимать вооружение не с точки зрения его применения, а, напротив, «фактором сдерживания».


Высказывание Медведева, конечно, в высшей степени удовлетворяет Азербайджан, но не служит  в глазах армян оправданием «вероломности» России. Означает ли это, что армяно-российским отношениям грозит разрыв? Вряд ли. При всем недовольстве Россией власти Армении понимают, что если бы не вмешательство Москвы, Азербайджан давно бы и «с большой кровью» отвоевал свои земли. Отметим, однако, что вмешательство России носит далеко не альтруистический характер — им она, как минимум, усиливает свое влияние на Южном Кавказе, граничащем, фактически, с пространством НАТО через Турцию.
Но в Армении очень энергично раскручивают тему «истребления армян из российского оружия», что весьма сильно подогревает антироссийские настроения. Соответствующую «картинку» размышлений значительной части армянского общества дал вышеупомянутый Lragir: «… Азербайджан из российского оружия расстрелял не только армянских солдат, но и армяно-российскую дружбу, ЕАЭС, ОДКБ и все прочие тюркские союзы».
Еще одна картинка из тех же «рук»: «Агрессия Азербайджана поставила точку в истории армяно-российской односторонней любви. В регионе незаметно произошел мощный сдвиг пластов, и Армения, которая считалась безмолвным и безропотным форпостом России, неожиданно оказалась по другую сторону баррикады».
Возникает вопрос: и что она, Армения, одна будет делать «по другую сторону баррикады»? Отстреливаться из рогаток, как минимум, от Азербайджана и Турции? Даже взяв за основу недоверие российской политике, на которое Ереван и не только он имеет полное право, можно не сомневаться в верности слов генсека ОДКБ Николая Бордюжи, сказанных им в интервью сербскому Sputnik. А сказал он следующее: «… я не исключаю, что определенные действия, во всяком случае, те заявления, которые делались, особенно руководителями Турции, в поддержку военного решения вопроса по Карабаху, они говорят за то, что есть силы, которые были бы не против развязать очень серьезный широкомасштабный конфликт на Кавказе».   

При таком раскладе Армении — хочешь, не хочешь, — а придется ходить на коротком поводке у России. Но последней не грех просчитать и вариант срыва ведомого с поводка, и вести себя с ним поаккуратнее. Поскольку если срыв произойдет, возможный сценарий Бордюжи развития событий на Кавказе нанесет тяжелый удар в первую очередь по России.

Комментариев нет:

Отправить комментарий