суббота, 30 апреля 2016 г.

В России будут жить по единому стандарту бедности.


В России необходимо разработать единый стандарт качества жизни граждан, базовый уровень которого должен гарантироваться на всей территории страны. 

С таким предложение выступила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Свою инициативу она озвучила в Санкт-Петербурге на заседании Совета законодателей, которое было посвящено 110-летию российского парламентаризма, передает ИА ТАСС.
Матвиенко акцентировала внимание на том факте, что «сегодня в регионах отмечается существенная диспропорция в уровне и качестве жизни» людей, с точки зрения доходов, доступности образования, медицинской помощи, ситуации на рынке труда. При этом есть проблемы, связанные «с принципами и методами оценки нуждаемости и материальной обеспеченности граждан». Что мешает сделать социальную поддержку по-настоящему адресной, направленной на тех, кому она реально необходима.
Поэтому спикер СФ считает целесообразным выработать определенный стандарт качества жизни для граждан страны. Или, как она выразилась, «стандарт благополучия».
«Его базовый уровень должен гарантироваться на всей территории страны», — подчеркнула Матвиенко.
Но как стандартизировать качество жизни? И почему этим вопросом наши власти озаботились только сейчас?
— Мы без этих стандартов, действительно, живем двадцать пять лет. И это тот редкий случай, когда я еще могу понять наши власти девяностых годов, хотя не очень их люблю, мягко говоря, — рассуждает гендиректор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлев. — Потому что в тот момент любой стандарт был бы просто издевательством.
«СП»: — Поясните?
— В период первоначального накопления капитала объявить можно, что угодно. А будет только то, что будет. И в этом смысле ельцинская власть оказалась честной — что ей, в общем, не свойственно.
А в «тучные годы» запоздали. Стандарт можно было ввести в 2003-м году. Но почему тогда не ввели, тоже понятно. В то время уровень жизни начал расти. Казалось, еще немножко, и он так вырастет, что никаких стандартов не потребуется.
Но не вырос. А главное, оказался нестабилен. Последовала волна кризисов, а это сильнее всего бьёт именно по уровню жизни. Поэтому можно и нужно было вводить стандарт в начале двухтысячных.
«СП»: — Теперь актуально?
— Во всяком случае, есть объяснение, почему Валентина Матвиенко выступила с этой инициативой. У нас, в общем, в экономике все не так плохо. А вот как раз с уровнем жизни — довольно сложно. И поэтому она ответила на сегодняшний запрос.
Главный вопрос — а поможет ли? Вот тут всё довольно сложно. Это может помочь, но при одном условии — если исполнение стандарта станет обязательным, не декларативным. А для этого нужны четкие параметры. Чтобы их нельзя было трактовать по-разному.
С одной стороны, это не так сложно, поскольку стандарт — количественное явление. А количество, оно однозначно — либо четыре коровы, либо — три. И точно известно, что четыре больше трех.
С другой стороны, стандарт жизни — достаточно объемное понятие. Это и потребление товаров, и потребление услуг. И потребление услуг не материального характера, и среда обитания. К примеру, возможность читать книги — это стандарт жизни или нет? А безопасность — личная и государства? Этот стандарт количественно не посчитаешь. Безопасность одним способом можно посчитать — тебя не убили… Я это к тому, что очень сложно сам стандарт определить. Он должен быть очень четким. Но четкое только простое. А у нас задача не простая.
Есть и еще одна проблема: откуда брать деньги на реализацию этого стандарта? Я уже слышу позицию Минфина — за счет региональных бюджетов. Однако за счет региональных бюджетов единый стандарт потребления вы не сделаете никогда. Регионы разные, и уровень жизни у них разный.
У нас сейчас вся деятельность Минфина сводится именно к тому, чтобы регионы денег не просили. Но если следовать этой логике, то у вас стандарт тоже не получится. Не потому, что вы не сможете что-то просчитать — у вас просто не на что будет его реализовывать. Потому что больше всего денег нужно будет дать как раз самым бедным регионам.
Как это противоречие устранить? Понятно, за счет федерального бюджета. А Министерство финансов будет костьми ложиться, чтобы денег не давать.
И, наконец, третье — механизмы ответственности за срыв. Если за это будут только ругать, то скорей всего, ничего не выйдет. Механизмы контроля и выполнения — тоже очень сложная задача.
Словом, задача поставлена правильная, но трудности, встающие на этом пути, очень велики. И главный вопрос — не превосходят ли они наши возможности?
«СП»: — Надо понимать, качество жизни и уровень жизни — это все-таки разные понятия?
— Скажем так, качество жизни не тождественно уровню жизни. Это количественный и качественный критерии. Но просто без количественного критерия, качественный не установишь. А качественный к количественному не сводится. Проще говоря, если у вас нет уровня потребления, вы качества тоже не создадите. Но если у вас есть количество, то это не обязательно перейдет в качество.
«СП»: — Но в Советском Союзе уровень жизни был ниже, чем на Западе, а качество жизни в целом такое же…
— Я бывал на Западе в советское время и могу сравнивать. Но, скажем, как сравнивать жизнь средневековой Франции и Франции современной? Тогда телевизоров не было. Но продукты были лучше.
Так и здесь. Да, не у каждого советского человека был автомобиль, допустим. Но у нас было почти бесплатное жилье.
Что касается качественной составляющей… Бесспорно, в Советском Союзе такие сферы, как безопасность, культура, образование, были лучше, чем на Западе. По улицам Москвы в семидесятые годы можно было ночью гулять. На улицах ночного Лондона вы и сейчас огребете.
Сейчас у нас безопасность точно не выше, чем на Западе. А в советское время была выше. То же самое и культура. Но с другой стороны, уровень наших бесплатных медицинских услуг был ниже западного.
Поэтому трудно сравнивать — шкалы разные. Очень трудно сопоставлять качество жизни советское и несоветское — это разные общества. Вот постсоветское и западное можно сравнивать.
«СП»: — На Западе свои стандарты?
— Стандарты там есть. Например, те деньги, которые получают беженцы, это именно результат стандартов. То есть, человек, приехавший, например, во Францию должен иметь «по нижней планке» определенные возможности. Ему платят пособие. А пособие — это именно результат наличия стандартов. Поэтому в Европу все и бегут.
Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов назвал инициативу Матвиенко «важной, но предельно запоздалой»:
— Качество жизни — это ключевой параметр оценки эффективности управления в современном государстве. И хочу напомнить, что в Советском Союзе, по оценкам авторитетных международных организаций, таких как ВОЗ, ЮНЕСКО и т. д., качество жизни, по сути, было на мировом уровне. Не уровень жизни — он отставал примерно в полтора-два раза. А именно качество жизни. То есть, все в совокупности — безопасность, уровень образованности, доступ к качественной медицине и т. д.
Сегодня нашей главной государственной задачей должно стать обеспечение каждому жителю Российской Федерации мирового качества жизни. Это не вопрос выплаты всем зарплат, как США или в Европе. А вопрос по всей совокупности, где та же безопасности и качественное образование играют не меньшую роль, чем уровень дохода.
И в этом смысле Матвиенко абсолютно права. В том числе она, конечно, права в том, что сегодня дикая дифференциация в качестве жизни на разных территориях. Совершенно в обособленном положении, по сути, как отдельное государство, находится Москва. И еще пятнадцать-двадцать мегаполисов.

Поэтому глава СФ в данном случае сформулировала стратегическую задачу государства. Это надо поддерживать. Дальше есть матрица показателей качества жизни — о них можно и нужно спорить, вырабатывать общефедеральные. Но нужен при этом закон о качестве жизни гражданина РФ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий