пятница, 13 января 2017 г.

Маньяк-милиционер.


Оперативный дежурный Центрального РОВД Ангарска, младший лейтенант Михаил Попков шесть лет совмещал службу в органах со зверскими убийствами. Жертв он высматривал на улицах Ангарска, предлагал подвезти, увозил в укромное место, насиловал и убивал. 
Топором, молотком, лопаткой — что под руку подвернется. Иногда Попков подвозил жертву в милицейской форме и на служебной машине. Несколько раз он выезжал на первоначальный осмотр мест преступлений, которые сам же и совершил.



Михаил Попков

В 1999 году Попков был уволен со службы, но список «ангарского маньяка» увеличивался еще на протяжении 13 лет.
Два года назад, 14 января 2015 года, Иркутский областной суд приговорил Попкова к пожизненному заключению за убийство двадцати двух молодых женщин. На этой неделе стало известно, что «ангарскому маньяку» предъявлено обвинение еще в 47 убийствах. Но и это не окончательный список жертв Попкова. Сейчас оперативно-следственная группа отрабатывает еще 16 убийств — пятнадцати женщин и капитана милиции, ангарского оперативника Евгения Шкурикина, убитого Попковым в 1999 году.
В начале 2015 года я был в командировке в Иркутской области, где познакомился с офицерами, которые раскрыли, вычислили и задержали серийного убийцу. Встретился с оперативниками — подполковником Юрием Морозовым, майорами Артемом Дубыниным и Денисом Павловым, экспертом-криминалистом подполковником Татьяной Лаврентьевой… Побывал в доме, где жил серийный убийца, поговорил с его соседями. Потом разыскал бывшего старшего оперуполномоченного по особо важным делам департамента уголовного розыска МВД России, отставного полковника Сергея Державина, одного из руководителей группы, расследовавшей преступления «ангарского маньяка».
С Державиным мы встретились в Тверской области, в городе Калязине, куда офицер уехал после увольнения на пенсию. Тогда-то и выстроилась полная картина хода расследования преступлений Попкова, и я подготовил публикацию «Полиция против милиции», в которой рассказал о чудовищном противостоянии, где на одной стороне оказались офицеры полиции, для которых понятия офицерской чести и профессионального долга — не пустые слова. А на другой — вроде бы тоже офицеры, в форме, с погонами. Но циничные и беспринципные, куда больше думающие об отчетностях и карьерном продвижении. Именно из-за этого противостояния так долго не могли разоблачить «ангарского маньяка».
Напомню слова полковника Державина, руководившего оперативно-разыскным направлением группы по расследованию преступлений серийного убийцы, созданной в 2002 году совместным приказом руководителей МВД и Генеральной прокуратуры России:
— Когда я прилетел в Иркутск, то был уверен, что группе все будут помогать, — рассказал мне Державин еще в начале 2015 года. — Но было такое впечатление, что мы работали в тылу врага, не расслабляясь ни на минуту. На нас смотрели косо, но побаивались, потому что у нас были полномочия от министра МВД. Самое страшное, что и население не верило в возможность раскрытия убийств. Родственники жертв не шли на контакт, свидетели, которые видели, например, как убитые садились в автомобили, не хотели вспоминать события почти десятилетней давности… Многие вещдоки в уголовных делах были утеряны.
Первые серьезные результаты и зацепки появились лишь через два года кропотливой работы. В группу, работавшую автономно, не подчинявшуюся никому, кроме руководства в Москве, потянулись местные жители, принося информацию…
Но в 2007 году на группу Державина началось мощнейшее давление. В 2008–2009 годах прошли четыре проверки из Генпрокуратуры и Следственного комитета России. Работа группы была парализована. Вскоре Державина «выгнали» на пенсию. Формально — по достижении пенсионного возраста. Ему было 50 лет. А группу фактически распустили, оставив для отвода глаз молодежь, в которую мало кто верил.

Сегодня, когда уже доподлинно известно, что Попков совершал убийства и в 1993 году, становится понятна причина противостояния и давления на группу Державина. Дело в том, что если бы уже тогда объединили в одно производство несколько похожих убийств, пришлось бы зарегистрировать серийные убийства, доложить об этом в Москву и создать совместную группу из сотрудников МВД и прокуратуры.
Но двадцать лет назад Иркутская прокуратура была на хорошем счету, радовала превосходными показателями, и руководство, по всей видимости, решило не портить отчетность. Даже когда в 1996–1997 годах в окрестностях Ангарска были обнаружены трупы Светланы Дружининой, Елены Дороговой, Виктории Приходько, Татьяны Горелиной, Оксаны Строго­новой, Елены Машневой, прокуратура продолжала упорствовать, не объединяя эти убийства в одно производство, не признавая серийного маньяка и тем самым избегая необходимости докладывать в Москву.
Время тогда было неспокойное, так называемые «лихие девяностые». Криминальные разборки в те годы в России были настолько привычно-будничными, что о преступлениях ОПГ можно было и не докладывать в Москву. Вот и жертв «ангарского маньяка», по всей видимости, решили списывать на криминальные разборки бандитов… Тем самым развязав руки убийце, вселив в Михаила Попкова уверенность, что он неуловимый.


Офицеры спецгруппы. 2012 год. Фото из архива

Но молодежи, оставшейся в группе, после ее фактической ликвидации, все же удалось выйти на след серийного убийцы. Один из тех, кто был в составе группы с момента создания, — Артем Дубынин. Именно майор Дубынин руководил группой захвата, которая 24 июня 2012 года за несколько часов до конечной станции ворвалась в поезд, следовавший из Москвы во Владивосток, и задержала Михаила Попкова
Незадолго до ареста, в конце марта 2012 года, Попкова вызвали на допрос в качестве свидетеля. Во время допроса ему предложили сдать образцы слюны для ДНК-экспертизы. И 13 июня было установлено полное совпадение генотипа убийцы с генотипом Михаила Попкова.
Но Попкова в Иркутске к тому времени уже не было. Сдав образцы ДНК и понимая, что разоблачение близко, он поехал в Москву (к сестре), потом в Липецкую область (к маме). Потом вернулся в Москву и сел в поезд, идущий во Владивосток. Из Владивостока он планировал перебраться в Китай…
В ноябре прошлого года, приехав в очередную командировку в Иркутск, я не мог не связаться с Артемом Дубыниным. Он мне рассказал, что список жертв «ангарского маньяка» увеличился до восьмидесяти пяти, среди них оказался и капитан милиции Евгений Шкурикин, убитый в 1999 году.
— Шкурикин и Попков были друзьями. Как-то они вместе отдыхали, пили. И Попкова понесло, он поделился с другом рассказом о своих «подвигах». А протрезвев, понял, что друг его сдаст…
Услышав количество жертв Попкова, я удивился, спросил:
— А это не попытка повесить на «ангарского маньяка» все висяки, что накопились в Иркутской области?
Но Артем развеял мои сомнения. Оказалось, что по многим «явкам с повинной» Попкова даже не было уголовных дел, люди числились без вести пропавшими.
— У нас сейчас есть несколько дел, по которым проведены следственные действия, мы выезжали на место, Попков показывал, где закопал труп, раскапывали останки… А дальше дело стопорится, потому что трудно идентифицировать труп. Сейчас собираем образцы ДНК родственников пропавших без вести, надеясь опознать убитых…

Комментариев нет:

Отправить комментарий