пятница, 13 января 2017 г.

Россия - страна неграмотных мигрантов.

Действующая сегодня в России миграционная политика во многом тормозит технологическое развитие страны. 

Об этом, как передает ТАСС, заявила вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец, выступая в четверг, 12 января, на VIII Гайдаровском экономическом форуме в Москве.

По ее словам, семь миллионов иностранных мигрантов, которые трудятся в настоящее время на просторах нашей родины, занимаются в основном низкоквалифицированным трудом. И, получается, что трудятся они, как выразилась Голодец, «со знаком минус». Поскольку из-за такой армии «чернорабочих» страна несет колоссальные социальные издержки, оплачивая их адаптацию, образование их детей, медицинские услуги и прочие нужды.
К тому же, по мнению вице-премьера, политика массового привлечения дешёвой рабочей силы не стимулирует работодателей перевооружаться технически и переходить к созданию высокотехнологичных производств. Голодец считает необходимым «взять четкий и внятный курс на отказ от низкопроизводительного и низкооплачиваемого труда».
Единственный вопрос, как добиться желаемого? И только ли гастарбайтеры мешают нашему техническому прогрессу?
— Дело не в мигрантах, дело — в самих предпринимателях, — уверен генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. — Вообще миграционные проблемы России — это проблемы российского бизнеса. Но Голодец это и говорит. Только довольно нечетко.
Почему мигранты мешают техническому перевооружению? Не то, что они там с дубинами стоят и не пускают трактор… А просто возможность использовать дешевый труд не стимулирует предпринимателя на использование техники.
То есть, вина здесь именно предпринимателя, которому удобно эксплуатировать этого мигранта.
Однако главная, с моей точки зрения, экономическая проблема миграции даже не в том, что они как бы тормозят технологию. А в том, что они сокращают покупательную способность общего рынка. Дешёвая рабочая сила плоха тем, что она не может много тратить, а это тормозит розничный оборот. У нас и так покупательная способность населения низкая.
Вчера получил сборник Росстата за 2016 год, на основании которого ранее все газеты, наверное, написали о том, что наши люди стали меньше есть мяса и больше картошки. Только это же следствие, а не причина. А причина в том, что у людей денег нет.
Это влияет не только на рынок продовольствия, это влияет на все рынки. Потому что в рыночном обществе производится только то, что может быть продано. В результате вместо мяса мы будем производить картошку, вместо телевизоров — табуретки.
И мигранты в этом не виноваты, что низким уровнем зарплат мы тормозим в действительности развитие экономики. Даже если бы они получали больше, они все равно эти деньги отправляют на родину.
Те же американцы, они стимулировали как раз потребление. Хотя и перехлестнули в этом — поэтому у них такой большой внешний долг. Но, к сожалению, в условиях рыночной экономики главное правило развития — это потребления, а не производство. Там, можно сказать, все стоит на голове, а не на ногах. Только рыночная экономика, она такая — ей нужно потребление.
То есть, используя дешёвый труд, предприниматели объективно сокращают и покупательную способность страны.
«СП»: — А снижение уровня оплаты труда, по словам Голодец, «ведет к притоку низкоквалифицированных мигрантов». Замкнутый круг получается…
— Она и предлагает его разорвать. В принципе, идея замены мигрантов тракторами — условно говоря — она правильная. Есть лишь два «но».
Первое — как это технологически осуществить? Потому что всегда, если есть возможность получать деньги, мало вкладывая, предприниматель любой страны мира на это пойдет. При отсутствии в России фактических границ с южными нашими соседями (у нас только бывшая граница СССР оборудована), как мы остановим этот миграционный поток?
То есть, хорошо, чтобы не было мигрантов трудовых, а были высокие технологии. Только, как это технически сделать, не до конца понятно.
Второй вопрос: а что мы будем делать с самими мигрантами? Высылать? Их же миллионы…
Понятно, что для развития экономики нам нужен не дешевый труд, а квалифицированный. И я, кстати, с этой идеей выступал еще лет семь назад.
Американцы, как известно, постоянно привлекают к себе иностранных граждан. У них даже специальная служба есть по привлечению специалистов с отделениями при посольствах. И те же американцы строят стену на границе с Мексикой. Почему? Потому что они как раз против неквалифицированной миграции, как очень вредной для экономики. И за развитие «миграции мозгов».
«СП»: — У нас из-за низких зарплат «мозги утекают», о чем вице-премьер тоже сказала. По ее словам, более полутора миллионов россиян работают за пределами страны.
— Самое неприятное, что туда бесплатно утекают наши молодые мозги. А мы за огромные деньги покупаем отработанные старые кадры оттуда. И несказанно этим гордимся. У нас самая глупая форма привлечения «высоких мозгов». Мы привлекаем имена, а не способности.
Безусловно, миграция низкоквалифицированной рабочей силы давно стала вредной. И в этом смысле Голодец права. Стимулирует развитие экономики высококвалифицированная миграция. Но у нас и с этим не очень получилось. Потому что мы могли спокойно приглашать к себе авиационных инженеров из того же Узбекистана, например, когда там авиационные заводы закрывались. Или почему бы не привлечь, скажем, специалистов из Украины, где повсеместно сворачивается производство?
Мы же исключительно пользуемся низкоквалифицированной миграцией, что есть, совершеннейшая отсталость. Но недостаточно «взять курс на отказ» от такой политики. Надо представлять, как его осуществить. Голодец не сказала…
«СП»: — Зато она обозначила приоритетную задачу правительства — повышение доходов населения…
— Кто бы спорил, что это необходимо. Ведь, судя по статистическим данным, еще одна очень большая проблема в России, это рост цен с одновременным понижением заработной платы. В результате структура рынка у нас деградирует, поскольку отсутствие потребления серьезно ограничивает развитие экономики.
Китайцы, к примеру, уже второй десяток лет вкладывают огромные средства в искусственное развитие внутреннего потребления. Хотя это удорожает товары. Но они на это идут. Потому что без стабильного внутреннего потребления развивать рыночную экономику невозможно. Они это понимают.
Мы же выходим из кризиса (уже третий год говорят, что выходим) в основном именно за счет понижения зарплат. И — обратите внимание — у нас ведь почти не растет безработица. Предприниматели не увольняют людей, а просто снижают им зарплаты, не напрягаясь. Или сокращают рабочую неделю. Там много вариантов эффективного решения проблемы.
А мигрантам, которые не являются российскими гражданами и не обладают социальными правами, можно платить еще меньше. Чем предприниматели и пользуются.
Что тут можно изменить, и как, сказать сложно. Слишком глубоко интегрирована дешёвая рабочая сила в российскую экономику. То есть, если попробовать в одночасье выгнать всех гастарбайтеров и привести туда технику — предприниматели будут отстреливаться до последнего патрона. Они уже вписаны в эту систему. У них все рассчитано, подсчитано, исходя из тысячи разнорабочих, а не одного экскаватора.
Необходимы огромные усилия, чтобы все структурно перестроить. Причем, по целому ряду векторов. Начиная от пограничного. Если вы не ходите, чтобы к нам толпами бежали дешёвые мигранты, то постройте систему, при которой вы можете гарантировать, что если вы запретите им приезжать, то они не будут приезжать. Сегодня мы технологически не имеем механизмов ограничения доступа. Наши границы — это границы Страны Дураков из сказки Толстого про Буратино. Помните: ворота, в воротах охранник, а забора нет.
Это не чья-то вина. Просто никто никогда не думал внутри СНГ оборудовать всерьез границы. Как-то не приходило в голову. А чтобы решать проблему так, как ставит Голодец, и это тоже делать придется.
Директор Центра изучения миграционной политики РАНГХиС при президенте РФ Виктория Леденёва, в свою очередь, не вполне согласна с постановкой вопроса вице-премьером:
— Что касается социальных издержек, то экономистами давно подсчитано — мигранты их с лихвой покрывают. У нас, например, трудовые мигранты создают 10−12% ВВП. К тому же, они пользуются услугами, ходят в магазины, покупают товары, платят, соответственно, налоги с этих товаров и услуг. То есть, они и работают на нас, а еще и тратят свои заработанные деньги у нас в стране.
На патентах для мигрантов в 2015 году, например, наша страна заработала около двадцати миллиардов рублей. Только бюджету Москвы они принесли шесть миллиардов. Это огромные деньги.
Я согласна с Голодец в том, что касается экономической отсталости, которую, в общем-то, несут мигранты. Количество низкоквалифицированной рабочей силы нужно сокращать. Потому что, действительно, работодатели не заинтересованы в том, чтобы вкладывать деньги в улучшение производства, в какие-то новые технологии. Им проще нанять десять-двадцать мигрантов — т.е. использовать грубую физическую силу — вместо того, чтобы как-то развивать в технологическом направлении свой бизнес.

Но мы не должны отказаться от мигрантов вообще или как-то ужесточать эту политику. Четко контролировать — да. То есть, сокращать количество нелегальных мигрантов, следить за работодателями, чтобы они не использовали нелегальный труд. Чтобы платили налоги. Чтобы платили достойную зарплату трудовым мигрантам. Потому что занижение зарплаты в итоге приводит к тому, что и российские граждане вынуждены работать по такой же стоимости.

Комментариев нет:

Отправить комментарий