пятница, 6 января 2017 г.

«Автомобили подорожают, и их станет меньше» : авторынок России ждут трудные времена.

  

ЭРА-ГЛОНАСС — это дорогая государственная игрушка, которую будут «отбивать» за наш счет, уверен автомобильный эксперт Сергей Асланян.

О том, что ждет российский авторынок в 2017 году, рассказал главный редактор AMSRUS Сергей Асланян.
 — С 1 января 2017 года на каждый ввозимый в Россию автомобиль должна быть установлена система ЭРА-ГЛОНАСС (российская государственная система экстренного реагирования при авариях). Чем это нововведение обернется для автомобилистов?
 — Его главная суть состоит в том, что мы с вами остались без секонд-хенда. Если кто-то хочет купить за рубежом иномарку, например, Bentley, Ralls-Royce, Ferrari или «Запорожец», то теперь он лишен права это сделать. Это такой имущественный запрет. Хочешь — а нельзя, отныне и во веки веков.
Поскольку требование касается всех транспортных средств без разбора, то под него подпадают даже те автомобили, на которых никто всерьез не собирается ездить. То есть раритетные музейные и коллекционные машины.
 — Для них разве не предусмотрено никакой поправки в законе?



 — Закон у нас безапелляционен как рельс, которым ударили по голове. Это далеко не первый случай. Например, несколько лет назад один коллекционер хотел ввезти в Россию автомобиль 1939 года выпуска. Сами понимаете, совсем не для того, чтобы ездить на нем на работу. На таможне машину не пропустили, так как она не соответствовала экологическому стандарту Евро-4. Пришлось везти ее в Финляндию, где поставили необходимый катализатор, сертифицировали все документы и только после этого она смогла пересечь границу Российской Федерации.
 — Но все-таки в нашей стране совсем немногие могут себе позволить Ferrari или раритетный автомобиль. Главными пострадавшими же будут те, кто покупает машины попроще…
 — Разумеется. Если вы, к примеру, захотите ввезти десятилетний Volkswagen, то надо будет взять три экземпляра, поставить на них систему ЭРА-ГЛОНАСС, на двух машинах провести краш-тесты и получить сертификат. В этом случае третий экземпляр дадут растаможить и вы сможете на нем ездить.
 — Поскольку этого, естественно, никто делать не будет, то, по сути, ввоз автомобилей частными лицами ушел в прошлое…
 — Абсолютно верно. Граница на замке, а ваши проблемы никого не волнуют.
 — А как установка ЭРА-ГЛОНАСС отразится на рынке новых автомобилей?



— Любая новая машина теперь может быть только с ЭРА-ГЛОНАСС. В результате очень многие премиальные автомобили будут нам не по зубам. Представители Bentley уже заявили, что у них в России не такие высокие прибыли, чтобы тратить несколько миллиардов на сертификацию и краш-тесты. Продажа пяти автомобилей никак не возместит эти затраты.
В итоге те модели, которые продавались в России в небольших количествах, наш рынок покинут.
Компании, у которых в России массовые продажи, потихоньку борются. Например, на установку ЭРА-ГЛОНАСС согласились Volkswagen, Hyundai, Mercedes и некоторые другие производители. Они понимают, что других вариантов нет. Если ты пришел в страну всерьез и надолго, то надо играть по ее правилам. А с тем, что они дурацкие, ничего не поделать.
Поэтому компании идут на сертификацию и тратят огромные деньги. А здесь, кстати, монополия. Получить сертификат можно только в двух центрах по всей стране. Стоит он чудовищных денег, а сумма просто взята с потолка.
 — Эти расходы, по идее, должны отразиться на конечной цене автомобилей. Стоит готовиться к существенному ее росту?
 — Сам по себе электронный модуль стоит копейки. А вот сертификат обойдется где-то в 200-300 млн рублей. Перед каждым производителем стоит дилемма — то ли перекладывать эту сумму на клиента, то ли нет. Если норма прибыли высокая, то покупатель большой разницы не заметит. А там, где более низкая, придется увеличивать цену автомобиля, иначе продавец вылетит в трубу.
Так что, скорее всего, дешевые машины подорожают, дорогие — нет.
Нужно еще учесть, что каждая модель сертифицируется индивидуально. А ведь у всех своя рыночная судьба и свои тиражи продаж. Поэтому даже в рамках одного и того же бренда будут различные варианты.
 — В общем, автомобильный рынок России ждут большие перемены…



 — Министр промышленности и торговли Денис Мантуров вообще заявил, что в стране слишком много производителей и игроков, и рынка на всех не хватает. Сейчас у нас где-то 25 иностранных производителей. Так вот рынку, оказывается, столько не нужно. А надо, чтобы было как при социализме — штук пять. С его точки зрения, именно тогда в России возрастет конкуренция и инвестиционная привлекательность. Оставшиеся в живых будут радостно вкладывать деньги, например, в локализацию производства. Почему так должно произойти и как объяснить эту странную логику, знает, скорее всего, только сам Мантуров.
В любом случае это официальное предупреждение со стороны власти. Если она декларирует, что готова прогнать всех иностранцев, которые сюда вложились, и оставить только пятерых, то никакой пощады в отношении ЭРА-ГЛОНАСС не будет.
 — А может, есть какие-то обходные пути?
 — Единственный вариант — это игра с документом одобрения типа транспортного средства. Если он действует, предположим, до 2019 года, то в этом году установки ЭРА-ГЛОНАСС можно избежать. Но это очень робкие шаги, которые просто дают небольшую отсрочку. Потом-то все равно придется ставить систему.
 — Скажите, какой-нибудь практический смысл в ЭРА-ГЛОНАСС вообще есть?


— Это такая государственная игрушка, на которую потрачено огромное количество бюджетных денег. И не предвидится, чтобы они были как-то отбиты. Поэтому нужно ЭРА-ГЛОНАСС поставить на все, что шевелится. Принуждение иностранцев — это первое лежащее на поверхности решение.
 — Эта игрушка хотя бы хорошо работает?
 — На сегодняшний день погрешность при определении координат в системе ЭРА-ГЛОНАСС составляет около 25 метров. А это может быть очень существенное расстояние в случае беды. Если вы где-нибудь в тайге упали под откос, вас не найдут никогда. И никакая служба экстренной помощи, до которой и так тысячи километров, вам не поможет.
 — То есть получается, что производители и потребители будут платить деньги, по сути, за весьма бесполезную вещь…
 — В советское время у нас же продавали товары в нагрузку. К примеру, если был нужен «чай со слоном», его можно было купить только вместе с какими-нибудь консервами морской капусты, которые потом сразу выбрасывали. Тут та же ситуация. Мы пришли к социалистическим методам хозяйствования. Если ты сам не покупаешь то, что надо государству, — тогда получи таким вот способом.
 — С ЭРА-ГЛОНАСС хороших новостей нет. Но зато в начале декабря в СМИ появилась информация о том, что впервые за два года отечественный авторынок продемонстрировал рост. Чем он объясняется и насколько это оптимистичный признак?
 — Сообщения о росте продаж давались со ссылкой на Ассоциацию европейского бизнеса (АЕБ). Но дело в том, что их данные не имеют никакого отношения к продажам. Речь идет об автомобилях, поступивших на склад дилеров от дистрибьюторов. А проданы они будут, например, где-то в мае или июне. Поэтому никакого роста продаж нет. Как минус был, так и остался.
 — Как вообще автомобильный рынок пережил 2016 год?


 — Так же, как и все остальные в нашей стране. У нас, мягко говоря, все печально. Покупательская способность населения все меньше и меньше. Есть, конечно, некоторые всплески по сегментам. Во время кризиса всегда кто-то разоряется, а кто-то богатеет. Так что премиальный сегмент выглядит чуть более устойчиво и даже рисует себе рост. Хотя на самом деле это тоже падение, просто не столь заметное. А массовый сегмент сокращается. Наш рынок покидают отдельные модели и целые фирмы. И это тенденция на ближайшие годы.
У нас ведь государственная политика состоит в том, чтобы поддерживать не конечного потребителя, а банк, который является уже соучастником бизнеса официального дилера.
 — В чем это выражается?
 — Некоторое время назад была дана команда ни в коем случае не банкротить дилеров. Хотя они все, по сути, банкроты с 2008 года. Но признаваться в этом нельзя, потому что автомобильный сектор — не производственный, а ритейл — призван выполнять функцию ширмы. Как при социализме: заходишь в Елисеевский магазин, а там продукты продают, хотя по всей стране карточная система.
Считается, что торговля иномарками — это показатель устойчивости экономики. Поэтому банкротить этот бизнес нельзя. Хотя продажи сокращаются совершенно фантастически. Так вот государство в этой ситуации считает нужным поддержать правительственными программами конечного продавца, а не покупателя.
Когда подобная ситуация была в Германии, федеральное правительство решило, что деньги надо тратить на поддержку налогоплательщиков. И людям предлагали покупать машины (и не обязательно немецкого производства) с огромной скидкой, часть из которой брал на себя производитель, а часть — правительство. То есть государство пошло на меры, которые позволили потребителю приобретать товар.



Вы можете себе представить подобную ситуацию в России? Конечно, нет. У нас поддерживают не покупателя, а систему. А она неустойчива, потому что не имеет клиента, так как тот разорился.
 — А что принесет российскому авторынку 2017 год?
 — Удорожание. Дилеры будут поднимать цены на машины где-то раз в квартал. Раньше это делалось один, максимум два раза в год. Так что если сейчас средняя стоимость автомобиля составляет 1,37 млн рублей, то за 2017 год она подрастет где-то до 1,5—1,6 млн рублей.
Также цены вырастут на все, что связано с эксплуатацией автомобиля: на запчасти, аренду, банковские инструменты, страховки и т. д. Произойдет и сокращение модельного ряда.
 — В таких условиях покупатель будет переходить на машины более дешевого сегмента?
 — Все по-разному. Кто-то не сможет больше покупать Hyundai Solaris, а кто-то не перестанет покупать Mercedes. То, что мы с вами машину приобрести не сможем, а олигарх, у которого их и так пятнадцать штук, купит себе еще пять, государству без разницы. Так или иначе оно свои триллионы в обороте и налог с них иметь будет.

Так что бедные станут беднее, богатые — богаче. Но по-любому общее итоговое количество автомобилей за 2017 год будет меньше, чем в 2016.

Комментариев нет:

Отправить комментарий