среда, 18 января 2017 г.

"Женское обрезание" на Кавказе....

С варварским желанием побороть женскую сексуальность разбирается Генпрокуратура.


Дагестанская прокуратура должна дать свое заключение: практикуют ли до сих пор в республике варварский обычай «женского обрезания». Считается, будто это усмиряет у девушки сексуальность, воспитывая полную покорность перед мужем. Судя по откликам в соцсетях, среди жителей Кавказа (мужчин, разумеется) все еще много желающих сохранить этот дикий ритуал.

Африканские дикости… в горах Кавказа
Поводом для прокурорской проверки стала публикация фондом «Правовая инициатива» аналитического доклада о практике «женского обрезания» в Дагестане. Авторами исследования стали московский юрист Юлия Антонова и ростовский политолог Саида Сиражудинова (она же возглавляет Центр исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие»).
Любопытно, что Сиражудинова еще в феврале 2016 года опубликовала результаты исследования в научном журнале «Женщина в российском обществе» (он издается Ивановским государственным университетом).
Однако тогда никакого общественного резонанса эта статья не вызвала. Да ее вообще не заметили! И лишь в августе, когда текст доклада появился на сайте фонда «Правовая инициатива», в российском обществе началось весьма активное обсуждение этой проблемы.
«Женское обрезание» объясняется именно требованиями религии: якобы, именно исламская вера предписывает «усмирять» сексуальность у женщин. На самом деле, ни в Коране, ни в Хадисах (это предания о жизни пророка Мухаммада) ни полслова не говорится о таком ритуале. Подобная практика была придумана еще в древние, доисламские времена — ее внедрили рабовладельцы, которые свозили женщин-рабынь на арабские и египетские рынки.
И сегодня этот ритуал распространен почти во всей мусульманской Африке и Юга-Западной Азии (кстати, как и иные дискриминационные традиции вроде брака умыканием или раннего замужества девочек-подростков). Во всем мире таким увечьям подверглись до 135 млн. женщин.
Юлия Антонова и Саида Сиражудинова показали, что сей варварский ритуал поныне практикуется и в Дагестане. Причем весьма широко: не только в высокогорных глухих аулах, но и в переселенческих селах (кутанах) в равнинных территориях.
А вот в Махачкале подавляющее большинство респондентов (ученые опросили 350 девушек и женщин) с практикой «женского обрезания» никогда не сталкивались. Ну что вы хотите, урбанизация!
Генпрокуратура пересчитает «бабок»
В дагестанских селах женщины-исследовательницы нашли 60 респонденток, которым делали «женское обрезание» (разумеется, все социологические интервью были даны анонимно). В разных селах (и у представителей различных этносов) значительно отличается время, место и форма проведения калечащей операции.
Как правило, ее делают на дому некие «бабки» — разумеется, говорить при этом хоть о какой-то санитарии не приходится. Часто «женское обрезание» приводит к тяжелейшим осложнениям, вплоть до бесплодия.
Все выявленные ими факты Антонова и Сиражудинова предали огласке. Самой здравой оказалась реакция председателя комитета по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты РФ, заслуженной артистки России Дианы Гурцкой и председателя президентского Совета по правам человека Михаила Федотова. Они независимо друг от друга направили генеральному прокурору Юрию Чайке заявления с требованием проверить выводы доклада «Правовой инициативы».
Видеоврез (реклама)
Генпрокуратура, в свою очередь, переадресовала заявления прокурору Дагестана Рамазану Шахнавазову. Надзорный орган в декабре запросил материалы социологического исследования в фонде «Правовая инициатива». Причем прокуратура настаивала на том, чтобы ей были представлены и персональные данные пострадавших женщин (а также тех, кто проводил им подпольные операции). Фонд представил анонимные тексты 42 интервью, собранных для исследования.
— Я не ожидал, что прокуратура будет проверять материалы, собранные по этому делу общественной организацией. С другой стороны, она не могла и отказаться от их проверки. Неясно, как повлияет на рассмотрение анонимность интервью, — прокомментировал «Свободной прессе» ситуацию старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев.
Муфтии против ислама?
Соавтор исследования, старший юрист «Правовой инициативы» Юлия Антонова заявила, что решение проблемы «женского обрезания» возможно только через широкую пропагандистскую кампанию в Дагестане.
— Еще в отчете мы предлагали определенные варианты: законодательные меры, направленные на ликвидацию обычаев и практики, сбор и распространение основных данных об этих традициях и практике. Оказание поддержки на национальном и местном уровнях женским организациям, стремящимся добиться ликвидации обрезания у женщин и других обычаев, вредных для здоровья женщин.
— Начать на уровне республики образовательные и пропагандистские кампании, направленные на целевые группы, а также на религиозных лидеров, акушерок, лиц, производящих калечащие операции, местных руководителей и знахарей. И, конечно, религиозное просвещение и диалог с религиозными лидерами, — цитирует слова Юлии Антоновой сайт «Правовой инициативы.
Достичь единства в этом вопросе, разумеется, будет непросто. Это в Москве или Санкт-Петербурге все кажется однозначным: запретить и наказать — и все тут! А вот в самих республиках Северного Кавказа отношение к «женскому обрезанию» (как и ко многим другим традициям, в первую очередь, псевдорелигиозных) продолжает раскалывать общество. Это заметно и по сотням откликов в соцсетях, где значительная жителей Дагестана принялась защищать варварский обычай.
В защиту «женского обрезания» высказался даже муфтий Северного Кавказа Исмаил Бердиев, чем спровоцировал жесткую критику в свой адрес. И поспешил заявить, что его слова были не так поняты журналистами. А вот эксперты фонда «Правовая инициатива» цитируют публикацию из мусульманской духовно-просветительской газеты «Ас-Салам»: «Делать обрезание новорожденным на восьмой день после рождения является желательным (то есть сунной) и мальчикам, и девочкам. А после совершеннолетия оно становится обязательным (то есть ваджибом)». Это написано на странице 11. Здесь на вопросы читателей отвечает преподаватель Дагестанского исламского университета Иса Магомедов. Вопрос, на который он отвечает звучит так: «Моя свекровь настаивает, чтобы мы ее внучкам сделали обрезание. А я этого не хочу. Как поступить в такой ситуации?»
Стоит напомнить, что «Ас-Салам» является официальным печатным органом Духовного управления мусульман (ДУМ) Дагестана.
По мнению старшего инспектора по правам человека на Северном Кавказе «Гражданского комитета по защите прав и свобод гражданина в СКФО» Руслана Камбиева, именно подобные заявления духовных лидеров сеют в мусульманском обществе рознь и провоцируют радикализацию молодежи.
— Муфтиям стоило бы знать, что «женское обрезание» практикуют дикие африканские племена, которые не имеют никакого отношения к исламу! Но, к сожалению, многие наши муфтии проявляют невежество в вопросах ислама. Например, один из таких, открывая новую мечеть, разбил об ее стену бутылку шампанского… Они оторваны от народа и практически не имеют авторитета. А в чем они профессионалы, так это в отстаивании интересов чиновничества. Например в 2015 году Новороссийский суд пытался запретить один из переводов Корана на русском языке. Так несколько муфтиев выступили «за» подобный запрет. Конечно, все это и приводит к протестным настроениям и радикализации молодежи, — заявил Руслан Камбиев «Свободной прессе».


Остается дождаться итогов расследования Генпрокуратуры.

источник

1 комментарий:

  1. Россия самая ,,прогрессивная,, страна . Слава Путину и еего ,,партии,, . Ура ! Ура! Ура!

    ОтветитьУдалить