воскресенье, 5 февраля 2017 г.

Как беженцы из Украины выживают в Оренбургской области.


На работу без гражданства не берут, жилье приходится снимать.


Клочок бумажки с криком о помощи в почтовом ящике не сразу заметишь среди многочисленных рекламных визиток. Читаешь, и сердце кровью обливается... Семья из Донбасса просит помочь с подработкой, потому что у людей, бежавших от войны с тремя сумками в руках, толком нет ничего - ни вещей, ни хозяйственных принадлежностей, ни посуды. Сын-первоклассник и проблемы с трудоустройством…


Позвонила по указанному номеру телефона, разговорились с Натальей. Оказалось, семья приехала в Оренбург в 2014 году, когда пошла первая украинская военная волна. Муж Илья подрабатывал на стройке и где угодно, лишь бы родным было что кушать. Пару месяцев жили в кризисном стационаре на улице Пойменной, а потом перебрались на съемное жилье - пристройку в 16 квадратов в частном домике на улице 1 Мая в Оренбурге. Из всех благ цивилизации только электричество и отопление. Туалет на улице, воду носят в ведрах из дома хозяйки, купаются в тазике посреди комнаты, готовят на печке (газовая плита есть, но на неотапливаемой веранде). Платят за эту «крышу над головой» 6800 рублей в месяц.
- Мы уезжали на заработки в Крым, работали в Симферополе на рынке, там с этим проще. Когда нужно было продлевать документы, вернулись сюда, - делится перипетиями трех последних лет своей жизни 29-летняя Наталья Попчинская. - Изначально приехали в Шарлыкский район к деду мужа, но, к сожалению, он осенью 2016 года умер, и нашлось множество желающих поделить его дом, нам в нем места не нашлось. Мы перебрались в областной центр. Я экономист по образованию, на родине девять лет работала бухгалтером. Здесь украинский диплом не котируется, записи в трудовой книжке российским работодателям тоже ни о чем не говорят. Вот если на курсах отучиться - другое дело. Главное, гражданство да прописка, а все эти документы пока в процессе оформления. У нас был статус «временного убежища», подали документы на получение разрешения на временное проживание. Российского гражданства пока никто не дает.


До Нового года Наталья трудилась продавцом на рынке «Локомотив». На время каникул отпросилась, чтобы сидеть дома с ребенком-первоклашкой. Но каникулы, как известно, из-за карантина затянулись, работодатель дал понять, что ему такой работник не нужен. Родительский дом в Донецке, со слов родственников, оставшихся там, разрушен. Есть еще трехкомнатная квартира мужа на Украине.
- Крестная на днях звонила из Донецка, - продолжает женщина. - Плачет, говорит, что бомбят кругом, посуда в шкафу трясется, ни света, ни газа, ни воды... Вернуться на родину равносильно самоубийству, в УФМС от идеи с возвращением нас тоже отговорили.
 Вот и приходится выживать...
При этом в региональном правительстве нас заверили, что проблемами переселенцев из Украины занимается ряд министерств, в том числе министерство труда и занятости населения Оренбургской области.
 - Госпрограмма есть, мы идем навстречу этим людям, помощь оказываем. Для них главное - жилье и работа, - заключили во властной структуре. - Главное, не замалчивать свои проблемы.

Екатерина САРЫЧЕВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий