Накопилось достаточно фактов, позволяющих с высокой степенью уверенности утверждать, что надежды Кремля о нежном сотрудничестве между Трампом и Путиным не будут реализованы. Медовый месяц в двусторонних отношениях, существовавший более в воображении и мечтах российской власти, завершился, так и не начавшись. Еще несколько дней назад можно было делать вывод, что «что-то пошло не так». Сейчас стало ясно, что пошло не так почти все. О том, какими будут отношения России и США при Трампе, «Апострофу» рассказывает бывший советник президента России Андрей Илларионов.



Во время предвыборной кампании регулярно наблюдался так называемый обмен любезностями между Трампом и Путиным. Путин хвалил Трампа, Трамп хвалил Путина. Эта практика публичных признаний внезапно оборвалась 17 января этого года, когда Путин довольно развязно прокомментировал слежку российских спецслужб, наличие досье на Трампа, его отношения с женщинами. В отличие от предыдущих случаев Трамп не ответил на выступление Путина ни через три часа, ни через сутки, ни через трое. Он вообще не отреагировал на это. И уже само это отсутствие реакции было весьма показательным.



Затем произошла эпопея с никак не происходившим телефонным звонком Путина Трампу с поздравлениями по поводу его вступления в должность. Судя по тому, что мы видели в публичной сфере, по дипломатическим каналам Путину отказывали в связи, в результате чего Дмитрию Пескову приходилось регулярно публично напоминать Белому дому о желании Путина поговорить с Трампом по телефону. Наконец, этот разговор состоялся 28 января, то есть через 8 дней после вступления Трампа в должность, что является довольно большим сроком для первого контакта между лидерами двух ядерных держав. Комментарий, появившийся на сайте Белого дома относительно этого разговора, особо обнадеживающим не назовешь.



Несмотря на то, что в предшествовавшие месяцы российские СМИ много говорили о том, что Путин встретится с Трампом буквально сразу же после его вступления в должность. И даже назывались сроки — начало февраля, но этого не произошло. Слух о том, что они встретятся в Рейкьявике, также был опровергнут Белым домом. В Вашингтоне сейчас говорят, будто бы встреча возможна через шесть месяцев. Шесть месяцев до встречи двух руководителей — это явный признак того, что Трамп не спешит встречаться с Путиным. Усугубляет факт публичного унижения Путина — пресс-релиз Белого дома от 4 февраля, пообещавший встречу с президентом Украины Петром Порошенко в «ближайшее время».


2 февраля полномочный представитель США в Совбезе ОНН Никки Хейли заявила, что санкции с России не будут сняты, пока она не вернет Крым Украине. Министр финансов США Стивен Мнучин подтвердил, что в осуществляемой сейчас политике санкций никаких изменений не планируется. Сам Трамп в эфире канала FoxNews согласился с журналистом Билли О'Рейли, что «Путин — убийца» и добавил, что «убийц много вокруг».



Произошедший в последние несколько дней каскад событий знаменует собой полномасштабную дипломатическую катастрофу для надежд российского режима. В понедельник вынужден был уйти в отставку наиболее прокремлевский сотрудник трамповской администрации помощник по национальной безопасности генерал Майкл Флинн. Во вторник пресс-секретарь президента США Шон Спайсер заявил от имени Трампа о требовании к России вернуть Крым Украине. В среду уже сам Трамп не оставил ни у кого сомнений, что позиция по отношению к Кремлю, заявленная высокопоставленными сотрудниками его администрации, полностью разделяется и им самим. В твитере он написал: «Крым был захвачен Россией во время администрации Обамы. Не был ли Обама слишком мягким по отношению к России?»



В этой ситуации у Путина не остается никаких других вариантов, кроме того, чтобы возобновить конфронтацию с США, которая, казалось бы, вот-вот стала ослабевать, и которая может теперь продлиться на весь период президентства Трампа.



К этому я добавил бы еще одно важное событие, которое произошло в конце января. Как бы случайно в китайских социальных сетях появились фотографии ракет Dongfeng-41, самых современных китайских ракет, размещенных на северо-востоке страны. Это то место на территории Китая, с какого эти ракеты (кстати, самые дальнобойные из всех, какие имеются сейчас на планете, до 12-15 тысяч км дальности) могут легко достать Вашингтон.



Жест со стороны Китая — совершенно очевидный, являющийся ответом на антикитайские планы новой американской администрации, на разговор Трампа с лидером Тайваня, на заявление Трампа о возможности отказа от «политики одного Китая» и перехода к «политике двух Китаев». В этот чрезвычайно важный обмен знаками между двумя главными супердержавами сегодняшнего мира вмешалась третья сторона — Россия — комментарием пресс-секретаря Пескова о том, что размещение китайских ракет в Хэйлунцзяне не представляет угрозы для России, и что Россия и Китай — союзники. Однако, как известно, отношения между Россией и Китаем не являются союзническими. И китайское руководство их так не воспринимает. Но самое важное заключается в том, что в Вашингтоне слова Пескова не могли быть поняты иначе, чем как заявление о том, что в случае конфронтации между США и Китаем Россия окажется не на стороне США, а на стороне Китая. Заявление Пескова идет вразрез с видением Трампом роли России, какую он рассматривал в качестве важного потенциального союзника в его китайской стратегии.



Таким образом, вместо медового месяца в двусторонних отношениях, на которые так рассчитывали в Кремле, произошла реальная дипломатическая катастрофа. Беспрецедентная спецоперация по оказанию помощи избранию Трампа, которую в Москве только что рассматривали в качестве неслыханной победы, оборачивается грандиозным провалом. Вместо «перезагрузки» и вожделенной «Ялты-2» намечается новый виток конфронтации.