воскресенье, 5 февраля 2017 г.

Чеченцы из России атакуют Европу.

В Австрии задержано более 20 вооруженных россиян, выходцев с Северного Кавказа.

В Вене по подозрению в терроризме задержаны 22 россиянина, все они выходцы из Чечни. Об этом в субботу, 4 февраля, сообщила газета Kleine Zeitung со ссылкой на австрийскую полицию, а также российские издания.

Инцидент произошел на Дунайском острове (Донауинзель) в центральной части Вены. Как пишет издание Kronen Zeitung, примерно в 20:45 по местному времени в полицию поступил сигнал от местных жителей о подозрительных лицах в количестве примерно 30 человек. Когда стражи порядка прибыли на место, группа мужчин разбилась на несколько частей. На вопросы полицейских, что они делают в этом месте, они ответили, что просто прогуливались после некоего торжества, некоторые уточнили, что речь идет о свадьбе.
На место было вызвано подкрепление полиции и сотрудников венской антитеррористической группы WEGA. При этом полицейские обнаружили спрятанное в снегу оружие: пистолет, автомат и множество боеприпасов.
«Все 22 человека были задержаны на месте», — сообщили в полиции Австрии. Задержанными оказались уроженцы Чечни в возрасте от 25 до 47 лет.
Правоохранители обыскали автомобили задержанных, их самих проверяют в том числе на причастность к террористической деятельности. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.
Напомним, в декабре 2016-го года бельгийский суд приговорил к срокам от 15 месяцев до десяти лет лишения свободы 12 выходцев из Чеченской республики, признанных виновными в вербовке боевиков для участия в войне на территории Сирии. Еще один подсудимый по этому делу судом оправдан, сообщило издание. Ранее, в августе бельгийские спецслужбы сообщили о создании списка предполагаемых террористов. В него вошли 614 человек, в том числе 29 граждан России, преимущественно выходцев из Чечни, Дагестана и Ингушетии.
Действительно ли задержанные в Вене являются террористами? Последний год в Европе отметился слишком большим количеством терактов, что создало весьма нервную атмосферу, в которой жители стран ЕС видят террористов на каждом шагу, и правоохранителям приходится постоянно реагировать, работая в напряженной обстановке.
— В МВД Австрии уже прокомментировали, что задержанные чеченцы могли быть вовлечены в противостояние между криминальными группировками, — говорит политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.
— Такая версия представляется гораздо более правдоподобной, чем террористическая. Один автомат и один пистолет — маловато на двадцать человек, а вот если мы говорим о «переговорах» между криминальными элементами, то для того, чтобы показать свою серьёзность, оружия вполне достаточно.
«СП»: — Европа достаточно долго укрывала у себя реальных чеченских террористов. Теперь террористы чувствуют себя там как дома?
— Европейские государства, прежде всего Великобритания, заключали с террористами неглавное соглашение: мы предоставляем вам убежище, вы не ведёте противоправной деятельности против нашей страны, а против России — пожалуйста, мы даже с вами будем обмениваться разведданными время от времени. Но проблема в том, что угроза внутреннего терроризма всё равно стала расти: во-первых, за счёт прибытия множества новых мигрантов, которых ещё называют беженцами, из мусульманских стран, во-вторых, из-за радикализации «собственной» мусульманской молодёжи, иммигрантов уже в третьем поколении, выросшей в гетто на окраинах западноевропейских столиц.
«СП»: — Европа стала какой-то слишком привлекательной мишенью для террористов. Ну, можно понять сирийских, ливийских, иракских и т. д. —им есть на что быть обиженными. Но при чем тут чеченцы?
— Недавно мигранты из стран «третьего мира» устроили очередные бесчинства (правда, без терроризма) в гостеприимной Швеции, мотивируя своё недовольство «наследием колониализма». Это в Швеции-то! И ведь понятно, что они не своей головой до этого додумались, а сама гуманитарная политика европейских стран, начиная с поствоенной Германии, направлена на формирование у европейцев чувства вины по отношению к странам Азии и Африки. А мигранты из соответствующих стран, тоже находясь в этой информационной повестке, делают вывод, что европейцы им действительно «должны». В наиболее лёгких формах это выражается в мирных акциях протеста или, например, в требовании в рамках университетского курса по философии наряду с Платоном и Аристотелем проходить каких-то несуществующих чёрных философов. А в крайних формах такой навязанный «ресентимент» может проявляться и в терроризме. И здесь наличие каких-то «реальных» обид вовсе не является обязательным. Был бы «ресентимент», а повод найдётся.
«СП»: — Повлияет ли данный инцидент на отношение европейцев к России и выходцам из нее?
— Многое, конечно, зависит от подачи в СМИ, но в целом европейцы понимают разницу между русскими и выходцами из России «мусульманских» национальностей. Националисты, комментируя этот инцидент, обратят внимание на «странности» в миграционной политике Австрии, открывающей двери для криминальных элементов, а не на государственную принадлежность задержанных чеченцев.
«СП»: — Насколько эффективно, по-вашему, Европа защищается от террористов? Последние теракты ее чему-нибудь научили?
— Оценивать эффективность антитеррористической деятельности — дело неблагодарное. Мы получаем информацию о произошедших терактах, но о тех, которые были эффективно предотвращены, говорится существенно реже, хотя очевидно, что последних больше.
Проблема терроризма в Европе напрямую связана с миграционной политикой и тех идеологических предпосылок, которые стояли и стоят за практикой «открытых дверей», проводимой Германией и рядом других страны ЕС. Если среднестатистический европеец, разумеется, озабочен возросшей террористической угрозы, то необходимость резкого сокращения миграционного потока до минимума и пересмотр самоубийственной политики толерантности и мультикультурализма для него совершенно неочевидны. И в этом состоит проблема: полиции и спецслужбам приходится бороться со следствиями, а не с причиной.
— После двух чеченских кампаний в Европе осела большая группа скрывающихся от российского правосудия террористов, среди которых есть как чеченцы, так и представители других национальностей, — напоминает замдиректора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.
— Россия неоднократно заявляла о необходимости выдачи преступников, но в европейских странах принято было закрывать на это глаза. Террористам предоставлялось политическое убежище, оказывалась финансовая поддержка. Да, некоторые из них разочаровались в «террористических идеях». Но так как за годы войны они хорошо овладели только криминальными методами заработка, им быстро нашли место в рядах местных преступных группировок. Результатом этого стало появление в Европе новых этнических ОПГ, которые теперь называют «чеченской мафией». Европа пожинает плоды своей беспечности и, как мы видим, не делает выводов из ошибок прошлого. Сейчас запущен аналогичный процесс, участниками которого стали уже беженцы с Ближнего Востока. В Вене, насколько я понимаю, полиция накрыла одну из таких чеченских группировок. Об этом позднее заявил и министр внутренних дел Австрии.
«СП»: — Опасность совершения реальных терактов выходцами с российского Северного Кавказа действительно существует? Насколько она велика?
— Северный Кавказ перестал, если так можно выразиться, поставлять террористов в Европу. Бандподполье практически ликвидировано. Отдельные его очаги представляют из себя больше криминальные, чем террористические группировки. Сейчас существует обратная угроза, и ее Россия и хотела предотвратить, требуя выдачи преступников. Террористы могут попытаться из Европы проникнуть на российский Северный Кавказ.
«СП»: — Насколько в целом эффективны, по-вашему, антитеррористические меры, предпринимаемые европейскими странами? Почему теракты по всей Европе продолжаются?
— Эффективность этих мер мы видим по количеству преступлений террористического характера, волна которых захлестнула практически всю Европу. Это следствие продолжительного попустительства со стороны европейских политиков и правоохранителей миграции из стран Ближнего Востока, а ранее — с Северного Кавказа и из других горячих точек планеты. В Европе есть и свои регионы, которые до сих пор поставляют боевиков как для криминальных, так и для террористических группировок. Это Балканы, в частности, Косово.
«СП»: — Вот в Америке, которую миграционный кризис затронул в гораздо меньшей степени, Трамп пошел на весьма крайние меры. Пойдет ли на них когда-нибудь Европа, если да, то при каких обстоятельствах?
— Политиков-космополитов в Европе должны сменить у власти политики, ориентированные на национальные интересы своих государств. Эти процессы уже идут. Смена вектора неизбежна.
«СП»: — Насколько подобные инциденты влияют на отказ Европы вести переговоры о безвизовом режиме с рядом государств и прежде всего — с Россией?

— Никак не влияют в реальности, но могут служить поводом. Мы видим, что боевые действия на Украине не мешают ЕС вести с Украиной переговоры о безвизовом режиме. На российском Северном Кавказе не идет война. А в том, что выходцы из этого региона пополнили ряды преступных группировок в Европе, как мы видим, европейцы сами виноваты. Никто их к этому не принуждал.

2 комментария:

  1. — Европа достаточно долго укрывала у себя реальных чеченских террористов. Теперь террористы чувствуют себя там как дома?
    - Чеченцы разве не россияне ?Что за понимание отделение или разделение по нации .
    Россияне и всё !

    ОтветитьУдалить
  2. — Опасность совершения реальных терактов выходцами ,, с российского Северного Кавказа действительно существует ,, ? Насколько она велика?
    Правильное написание - Опасность совершения терактов выходцами из России действительно существует . На сколько она велика ? И так следует понимать .

    ОтветитьУдалить