воскресенье, 26 февраля 2017 г.

А как живется пенсионерам в Молдавии.


Молдавию по праву можно называть одной из самых неспокойных постсоветских республик. По многим пунктам она переплюнула Южный Кавказ и Среднюю Азию. Есть территориальные проблемы, есть политические проблемы, ну а без экономических трудностей тут уж точно никак. 

Удивительно только, как в таких условиях местные жители умудрились оформиться в полноценное гражданское общество. Пожалуй, наиболее эффективное на территории бывшего СССР. Нечего сказать, с точки зрения социологии, данный феномен уникален, правда, у него есть и отрицательные стороны.

Молдавию трясло на протяжении первой половины девяностых. Разного рода митингам, пикетам и выступлениям не было конца. Складывалось ощущение, что народ протестовал лишь потому, что мог это делать, да и заняться особо было нечем. Относительную стабильность государству дал президент-коммунист Владимир Воронин. При нем наметился хоть и медленный, но рост экономических показателей. А далее последовали новые волнения. До сих пор местные власти не могут привести в порядок некоторые здания, что пострадали от протестов 2009 года. Тогда опять восстали против коммунистов, требовали прорумынских и проевропейских политиков, долгое время не выбиравшихся из оппозиции. Активисты своего добились. Воронин ушел, а поддерживавшая его коммунистическая партия стала меньшинством в парламенте. С тех пор не так уж много лет прошло, но сколько всего опять пережила бедная Молдова! Снова протесты и разгромы, учиненные неистовствовавшей толпой. В таких условиях тяжело всем, но особенно — самым уязвимым слоям общества.

Когда пенсии не хватает на коммуналку

Более чем тридцатилетний стаж обеспечил Ольгу Цуркан ежемесячной пенсией в размере семидесяти долларов. Если переводить на местные, то получается 1400 леев. С такими деньгами в Кишиневе жить может либо экстремал, либо пенсионер. Для ясности необходимо сообщить, что в рублях ее пенсия равна четырем тысячам. Более того, получает она столько лишь с недавних пор — раньше платили еще меньше, но в государстве продвигают реформы. В общем, вместе с пенсионным возрастом решили повысить и выплаты. Так Ольге и подняли пенсию. Надбавка, конечно, символическая, но в молдавских реалиях любой копейке рад будешь, впрочем, как и в российских.
— Лучше бы они тарифы прежние сделали. Сейчас у меня почти тысяча уходит только на отопление и свет. За последние полтора года я ни разу не оплачивала полностью счет. Вношу частично, чтоб не отключили. В течение лета стараюсь погасить долг. Раньше удавалось на плаву держаться, но в 2015 году я стала платить за все намного больше. — Жалуется Ольга.
Тарифы и в самом деле резко повысили, но потом их немного сократили. Видимо сообразили, что для расплаты по всем счетам не хватит и средней молдавской зарплаты. Что же говорить о пенсионерах, получающих меньше прожиточного минимума. Впрочем, даже нынешние цены являются непосильными. Ольга, произведя все подсчеты, приходит к выводу, для того, чтоб быть добросовестным плательщиком, ей надо ежемесячно отдавать девятьсот леев за отопление, триста — за свет, сто — за воду. Это при соблюдении режима жесткой экономии. Вот и вся пенсия. От ее 1400 леев ничего не останется. Поэтому-то и приходится выкручиваться, часто недоплачивая то за свет, то за отопление. Надо же еще и питаться.
— Прихотливых у нас нет, — с улыбкой говорит она. — Ем овощи в основном. Макароны, конечно. О мясе даже не думаю. Бывает, на праздники его не за что взять. Даже могу подсчитать. В прошлом году я покупала свинину всего два раза. Брала как-то баранину для чорбы (шурпа — Авт.). Еще раз меня сосед индюшатиной угостил. Вот и все. Четыре раза за год. Плохо, конечно. Раньше лучше жилось. Молдавия была богатой…
И Ольга ударяется в разговоры о советском прошлом. Из ее многочисленных перечислений можно извлечь лишь одно — «тогда было то-то, сейчас этого нет». Трудно сказать, как она увязывает это со своей пенсией, но, по-видимому, вера в советское государство в ней значительно крепче веры в независимую Молдову. Больше ей надеяться не на кого.

Без расчета на помощь

Она осталась совсем одна. Муж давно умер, а дети мало чем могут помочь. Сын редко бывает на родине. В девяностые достойной работы не было, нет и сейчас. Поэтому из страны на заработки как уезжали раньше, так уезжают и сегодня. Ольгин сын был в числе искателей лучшей доли. На мечту, конечно, не набрел, но работу нашел. Во время скитаний по западной Украине ему удалось влиться в бригаду «вольных рабочих». Ребята занимались ремонтом и отделкой квартир и домов. С тех пор сын Ольги объездил всю Украину, побывал в России и Белоруссии. Должно быть, он неплохо зарабатывает, тогда почему же его мать так прозябает? По этому поводу она говорит следующее.
— О, он раньше помогал. Даже когда третий ребенок родился. Помогал, еще как. Но тогда у него работа постоянно была. И платили исправно. А потом на Украине власть поменялась, страна бедной стала. Теперь работы меньше, и платят за нее меньше. А у него два сына и дочка. Их прокормить еле-еле получается. Как он мне может помогать? Сам голодает… В Москву они как-то поехали, в прошлом году. Хотели там на постоянную работу остаться. Получили заказ, а когда все сделали, им отказались платить. Всем тяжело.
Что же до второго ребенка, то тут история еще более драматичная. Дочь Ольги умницей в школе была. Отличные оценки и примерное поведение. Так бы и дальше продолжалось, если бы бедной девушке не довелось встречать взрослую жизнь в разбитой и униженной Молдавии образца 90-ых. В вуз поступила, но интерес к учебе быстро пропал. Кончилось тем, что она уехала за границу, в Турцию. Точно сказать, чем она там промышляла, нельзя, но слухи о проституции доходили. Поначалу девушка даже деньги кое-какие матери пересылала, но в 2005-м совсем пропала и с тех пор о ней ничего не слышно.
Грустная история. Очень хорошо характеризует устоявшуюся в Молдавии экономическую модель. Для наглядности, надо привести кое-какие данные. Прожиточный минимум в республике превышает 1800 леев (примерно 5200 рублей — Авт.). Средняя пенсия, без учета инвалидов, меньше на пятьсот леев (примерно 3700 рублей — Авт.). При этом тарифы весьма высоки. Так за электроэнергию приходится платить от 5 до 7 рублей за киловатт, в зависимости от региона и прочих условий. За холодную воду и канализацию — примерно 35 рублей за кубометр, а за газ — 20 рублей.

Сейчас государство принялось реформировать пенсионную систему. Главный эффект нововведений состоит в том, что будет повышен пенсионный возраст. В ближайшие десять лет мужчины смогут рассчитывать на поддержку государства после 65 лет, а женщины — после 62. При этом надо иметь не менее 17 лет стажа. О росте пенсии в новых пунктах законодательства ничего определенного не говорится. Есть пара упоминаний об индексации, которая исключается в тех случаях, если инфляция не превысила 2% в тот или иной период времени. Статьи о госслужащих прописаны более детально, но они, по всей видимости, в ближайшем будущем будут меняться. Как в будущем выживать старикам, непонятно. Непонятно, как они и сейчас выживают.

В большинстве государств пенсионная система является заложницей того состояния, в котором прибывает экономика. Молдавия — как раз тот случай. Плюс ко всему в ближайшие годы количество работающих людей сравняется с количество пенсионеров. Сейчас отношение первых к последним равно 1,2. Трудоспособные граждане по возможности предпочитают покидать страну, а старикам деваться некуда. С такими темпами Молдова уже совсем скоро может превратиться в государство чиновников и нищих стариков.

Комментариев нет:

Отправить комментарий