пятница, 21 июля 2017 г.

Пенсионеры в России живут плохо, но зато недолго....

Мы оказались в пятерке стран с худшими условиями для стариков.

Согласно исследованию инвесткомпании Natixis Global Asset Management, Россия является одной из самых неблагоприятных стран для жизни пенсионеров. В Глобальном пенсионном индексе наша страна заняла 40-е место из 43 возможных.
Ниже России в рейтинге только Бразилия (41 место), Греция (42-е) и Индия (43-е). Китай чуть выше (38-е). В лидерах Норвегия, Швейцария, Исландия, Швеция и Новая Зеландия. При этом постсоветские республики, за исключением Прибалтики в рейтинг вообще не вошли.
При расчете индекса учитываются 18 индикаторов. С их помощью оценивается материальное благосостояние, качество жизни, здоровье и пенсионные финансы. За минувший год Россия ухудшила свои позиции по «материальному благосостоянию» и «здравоохранению» и улучшила — по «качеству жизни» и финансам.
Причем, именно здоровье стало главным «драйвером» падения общего показателя России. В 2017 в стране увеличились стоимость медобслуживания и расходы на медицину на душу населения. Кроме того, Россия имела более низкие показатели продолжительности жизни, отмечают исследователи.
Действительно, после нескольких лет небольшого превышения рождаемости над смертностью, вновь появилась естественная убыть населения. По данным Росстата, за период с января по май текущего года этот показатель, вырос почти втрое — с 42 до 112 тысяч человек. 

На этом фоне все разговоры о повышении пенсионного возраста выглядят как людоедство. Напомним, основными лоббистами этой идеи выступает экономический блок правительства и их «духовный отец» Алексей Кудрин. Доминирующая в этой среде мнение: пенсионный возраст нужно повысить до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин.
Согласно задумке Центра стратегических разработок Кудрина повышение пенсионного возраста вместе с увеличением необходимого стажа для начисления страховой пенсии позволит сократить численность пенсионеров почти на 4 млн. человек или 9%. Сокращение социальной нагрузки на государство — заветная мечта российских либералов, начиная с 1990-х.
— Это международно признанный рейтинг и относиться к нему нужно серьезно, — напомнил руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. - Также как к международным рейтингам кредитоспособности или рейтингам, которые присваиваются национальным компаниям, когда они размещают свои средства за рубежом. Это зеркало, нравится он нам или нет. Он дает понимание, как выглядит наша пенсионная система в сравнении с другими странами.
Можно спорить насчет методики… Но заметьте, положение России в рейтинге по сравнению с прошлым годом не улучшилось. Мы как были аутсайдерами, в числе пяти худших, так и остались там. И, кроме того, давайте оценим тенденцию коэффициента замещения — соотношения заработной платы и средней пенсии. За последние годы мы видим только снижение. Он ушел уже ниже 37%. Также наблюдается снижение пенсии в реальном выражении. По оценке Счетной палаты, это около 2%.

Так что состояние нашей пенсионной системы неблагополучное. Она требует перезагрузки. И в силу гигантского дефицита Пенсионного фонда РФ, и в силу плохой демографии, которая будет увеличивать число пенсионеров на одного занятого, и из-за «заморозки» пенсионных накоплений, вместо которой ничего нет. История с индивидуальным пенсионным капиталом тоже зависла. Рейтинг — это повод обратить внимание на пенсионные проблемы и начать их решать уже с осени этого года.

«СП»: — Лидером рейтинга является Норвегия. России есть чему у нее поучиться?
— Мы учли их особенности, когда создавали Фонд национального благосостояния, который был призван сбалансировать финансовое состояние в сфере страховых пенсий. Отчасти это делается. Из этого фонда направляли средства на программу софинансирования пенсий. В целом же норвежцы и фонды других стран имеют большую социальную привязку за счет больших возможностей для инвестирования. Там вкладывают не только в консервативные активы, но и в рискованные, но высокодоходные бумаги.
Независимый эксперт по социальной политике, д.э. н. Андрей Гудков считает, что Россия, отказавшись от солидарной пенсионной системы, поставила себя в невыгодные условия.
— Я не удивляюсь тому месту, которое заняла наша страна в этом глобальном рейтинге. Наша пенсионная система, хотя и подобна западным по некоторым своим принципам, но сильно деформирована либеральными реформами 2000-х годов.
«СП»: — Что это значит?
— Критерием эффективности пенсионной системы является коэффициент замещения средней пенсии средней зарплаты. Конвенция № 102 Международной организации труда о минимальных стандартах социального обеспечения, существующая с 1952 года, предписывает минимальный стандарт: пенсия — 40% от зарплаты. Россией она не подписана и не ратифицирована. Такой стандарт мы имели только в советское время. В постсоветское время лишь однажды, в один только год, такая цифра была, но потом она упала.
Второй критерий — это коэффициент чистого пенсионного благосостояния. Берется срок дожития после выхода на пенсию и средняя пенсия, перемножаются и делится на среднюю зарплату. Получаются либо месяцы, либо годы. Обычно считают в годах. В Европе этот показатель «болтается» между 8 и 12 годами. В США это 7−8 лет. В Скандинавии за 10 лет. В Люксембурге — 12 лет. Россия находится на том же уровне, что и Боливия или Колумбия: четыре года для мужчин и пять лет для женщин.
«СП»: — Может быть мы слишком строги к себе? В рейтинге всего 43 страны. Там отсутствуют, например, постсоветские республики. Может у них все еще хуже?
— Во многих странах, особенно развивающихся, нет сплошной пенсионной системы обязательной для всех работающих. В той же Бразилии официально работает только 30% населения. Только они и платят страховые взносы. Соответственно, только они и охвачены пенсионным обеспечением. У нас те, кто работает «по-черному», без трудовых договоров, попадают в пенсионную систему по линии социальной поддержки. Им выплачивается социальная пенсия, но на пять лет позже, чем остальные. А в тех странах такого нет. Не работал? До свидания! Но в странах СНГ везде есть пенсионная система.
Борьба идет все время между двумя системами: солидарной и накопительной. Первая по-английски называется «pay-as-you-go» («плати, пока ходишь» — авт.) — молодые кормят старых. При накопительной платишь всю жизнь налоговой, либо корпоративной системе. Эти деньги инвестируются и с дохода платят пенсии. Но на самом деле накопительная система срабатывает только в пяти странах: США и ее «придатке» Канаде, Великобритании, Голландии и Японии. Там мощнейшие финансовые рынки и поэтому это получается.
Надо понимать, что страна периферийного капитализма, каковой является Россия, переиграть страны развитого капитализма на финансовом рынке, не может в принципе. Ее обязательно «кинут». Хотя бы за счет того, что «купят» руководителей пенсионных фондов, инвестиционных компаний, банков и т. п. Будет реализован принцип: «твое — мое, мое не трожь». Ведь эти ребята занимаются этим бизнесом почти триста лет, а у нас «ваньки».
«СП»: — Естественная убыль населения, вновь зафиксированная Росстатом, — тоже фактор, влияющий на состояние пенсионной системы…

— Все закономерно. Поколение перестройки, когда был сухой закон и люди от нечего делать размножались, закончилось. Последним девушкам — 1990 года рождения уже 27 лет, они выходят из возраста активного деторождения. На этом фоне маткапитал не индексируется, детские пособия низкие, регионы прощают за то, что они отводят многодетным семьям участки на свалках и проч. Те, кто сидит в Минфине активно экономят именно на детях. Даже в научной среде игнорируют проблему низкой рождаемости, ссылаясь на некое качество развития, которое якобы будет присуще этим немногим детям.
И это при том, что страна пытается опираться на традиционные ценности. Но традиционные ценности, взаимовыручка, солидарность и прочее, рождаются в многодетной, разновозрастной семье, а не там, где растет один ребенок-эгоист с непомерным самомнением. Откуда ребенок будет впитывать эти кальки поведения?
«СП»: — Что же делать?

— В России накопительная система только способствует ограблению граждан. Все, кто младше 1967 года рождения, рассчитывать на нормальную пенсию не может. Чтобы такого не случилось, нужно требовать от государства социальной поддержки рождаемости и увеличения ставки страховых взносов в Пенсионный фонд. Пока либеральная политика плюет на рождаемость. О роботах, вон, говорят. Но роботы ни налоги, ни страховые взносы не платят. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий