воскресенье, 23 июля 2017 г.

Белоруссия потихоньку уходит от России.

Визит Лукашенко на Украину показал, что его страна стремится все дальше отойти от Москвы.


Двухдневный визит президента Белоруссии Александра Лукашенко на Украину, который проходил 20−21 июля, ознаменовался рядом курьезных происшествий, которые затмили, собственно, повестку переговоров. Во-первых, во время официальной встречи Лукашенко с его украинским коллегой Петром Порошенко в зал ворвалась активистка Femen, по обыкновению полуобнажившись и выкрикивая политические лозунги. Во-вторых, на том же мероприятии во время речи белорусского лидера упал в обморок и впоследствии был госпитализирован глава Госпогранслужбы Виктор Назаренко.

За этими происшествиями политическая подоплека визита Лукашенко как-то отошла на второй план. А напрасно. В Киеве белорусский президент сделал ряд весьма интересных заявлений. Начнем с того, что Александр Григорьевич всячески подчеркивал свою роль миротворца в конфликте в Донбассе и посредника между Украиной и Россией.
«Мы не претендуем ни на какие лавры… какие могут быть лавры, когда гибнут люди? Я делал, делаю и буду делать только то, о чем меня попросят два президента», — заявил Лукашенко. Он также поднял вопрос гуманитарных конвоев из Белоруссии в Донбасс по «самому короткому» украинскому маршруту. «Просил Петра Алексеевича, если будет какой-то интерес и у нас совпадут эти гуманитарные конвои, чтобы мы это сделали вместе: люди ведь наши, делить нечего», — сказал президент РБ. «Вы на нас можете рассчитывать, мы будем делать все, что можем, ради мира и стабильности в родной для нас Украине», — добавил он.
Порошенко же назвал Лукашенко «добрым другом, который всегда готов нас поддержать». Он добавил, что в очередной раз получил заверения: территория «дружественной Беларуси никогда не будет использована для агрессии против Украины».
Лукашенко вообще старался подчеркнуть «братскость» народов Украины и Белоруссии, при этом добавляя, что Минск «не дружит против кого-то». Не случайно во время визита он возложил цветы как к киевской Могиле Неизвестного солдата, так и к мемориалу жертвам «голодомора».
Да и связи с Россией Лукашенко в Киеве старался не афишировать, ставя нашу страну в один ряд с другими партнерами. Например, заявил, что у Белоруссии «хорошо развивается региональное сотрудничество с Россией, Китаем, другими крупными государствами». При этом, к примеру, тему российско-белорусских военных учений «Запад-2017», которые так волнуют этот самый Запад, Александр Григорьевич в Киеве старался не поднимать.
Помимо политических реверансов и заверений в вечной дружбе, еще одним важным моментом визита стали переговоры по целому ряду экономических вопросов. Не случайно параллельно в Киеве проходил белорусско-украинский бизнес-форум, где были подписаны контракты на сумму более 45 млн долл. Президенты констатировали и развитие двусторонней торговли.
Впрочем, торговля — это отдельный вопрос, многие моменты которого в официальную плоскость не попадают. Не секрет, что между Москвой и Минском часто возникают трения из-за так называемого реэкспорта запрещенных продовольственных товаров через территорию Белоруссии. Проще говоря, явления, когда на европейские устрицы и креветки или даже на польские яблоки наклеивают этикетку «Сделано в Белоруссии». И завозят в нашу страну.
Скорее всего, Украина здесь не исключение, и товары из «незалежной» по тем же каналам проникают в Россию именно из братской Белоруссии. Например, в день встречи Лукашенко и Порошенко украинская сторона объявила, что с января по июнь 2017 года Украина экспортировала 8400 тонн картофеля на сумму 2,3 млн долл., а 95% этого объема закупила Белоруссия. Но картофель является одной из основных продовольственных культур и в самой Белоруссии. Поэтому там картофель традиционно выращивают в больших объемах. Зачем привозить еще и украинскую продукцию? Разве что для того, чтобы перепродавать России. Уже с белорусскими документами.
Эксперты не исключают, что возможен и теневой поток в обратную сторону. Но уже не картофеля с томатами, а топлива, запчастей или даже вооружений для воюющих ВСУ. Ведь множество комплектующих производятся только в России, тем не менее, после разрыва связей они каким-то образом все равно оказываются на территории Украины.
Вполне официально Белоруссия продает «незалежной» и дизельное топливо из российских нефтепродуктов для тех же украинских танков, которые утюжат Донбасс. Кстати, вопрос сотрудничества в этой сфере обсуждался отдельно. Стороны договорились «рассмотреть возможность расширения поставок энергоресурсов, в частности нефти, с использованием уникального транзитного потенциала Украины». Минск надеется использовать украинскую систему для диверсификации поставок нефти и газа в случае повторения ценовых споров с Россией, которые уже привели к сокращению беспошлинного ввоза нефти из РФ в Белоруссию.
Директор Центра изучения кризисного общества, заместитель заведующего кафедры государственной политики МГУ имени М.В. Ломоносова Максим Вилисов считает, что нынешний визит Александра Лукашенко стал отражением политики многовекторности, которую в последние годы пытается проводить Минск. Однако для Москвы последствия такого курса могут быть самыми неприятными.
— Напомню, что визиту Лукашенко на Украину предшествовал скандал из-за того, что в белорусском прокате шел фильм о Крыме. Но мы видим, что он был довольно быстро урегулирован. Это не в последнюю очередь связано с тем, что Лукашенко пытается занять место посредника между Украиной и Россией, возможно даже, создать международную платформу для урегулирования украинского кризиса. Минские соглашения и так уже привязаны к Белоруссии, но так как этот процесс сейчас, мягко говоря, пробуксовывает, Лукашенко хочет найти новые формы взаимодействия. В связи с этим выбрано время визита.
Белоруссия сегодня заметно активизировала и развивает свою концепцию политики многовекторности. В публичном пространстве происходит дистанцирование от России, в том числе в финансовом плане. В то же время, блок противоречий с нашей страной в нефтегазовой сфере был практически урегулирован после встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. Возможно, теперь он рассчитывает стать посредником в новом формате российско-украинских отношений.
«СП»: — А какие перспективы у этой «политики многовекторности»? Во многом ее пытался проводить Виктор Янукович, но ничем хорошим ни для него, ни для Украины это не закончилось. И как подобная политика Лукашенко сочетается с идеей Союзного государства России и Белоруссии?
— Союзное государство — это аморфный проект. Строго говоря, никакими признаками государства это образование не обладает. И оно себя изжило. Государство — это армия, валюта, управление, гражданство. Ничего этого в общем виде у нас с Белоруссией нет, за исключением свободного перемещение граждан по территории двух государств. Да и оно время от времени подвергается испытаниям.
И Лукашенко, и его команда сознательно поддерживают этот многовекторный ход развития событий, потому что, как мне кажется, никто из них не хочет реальной интеграции с Россией. Наличие суверенитета и всей полноты власти на территории своего государства — это самая главная ценность белорусского режима. Все постсоветские государства идут по этому пути, и все они рано или поздно попадают в ловушку, когда пытаются дистанцироваться от общего имперского или советского прошлого. Они строят собственную государственность прежде всего на росте национализма, который неизбежно принимает антироссийский характер. Чем ближе культурно и исторически народы, тем болезненней происходят эти процессы.
Украина в данном контексте — правильный пример. К сожалению, Россия в отношении Белоруссии может оказаться в той же ситуации, что и в свое время с Украиной. У нас были уверены, что все эти культурные, языковые, исторические и родственные скрепы являются мощным противовесом любому национализму. И нам ничего не нужно делать в политическом плане, чтоб удержать партнеров на российской орбите. Украинский пример показал, что это совсем не так. И в Белоруссии повторение этого сценария вполне возможно. Тем более, что белорусские власти взяли курс на отдаление от России.
«СП»: — В чем конкретно это выражается?
— Белорусский президент делает для этого все, что в его силах. Это и контакты с Китаем, и возобновление контактов с Западом. Запад, в свою очередь, предпринимает ответные действия. Несмотря на то, что сам Лукашенко был для них неприемлемым партнером, в контексте российско-западных отношений выгода от активизации Минска в качестве самостоятельного субъекта перевешивает эти соображения для США и Европы.
Если не пересматривать российскую стратегию в отношении Белоруссии, у нас остается не так уж много выбора. По сути, всегда в российско-белорусских отношениях в случае конфликта на уступки идет именно Россия, давая Лукашенко именно то, чего он хочет. Последний пример — споры о стоимости газа и нефтепродуктов. Все проходит по одному и тому же сценарию: ситуация доходит до нашего президента, и он о чем-то договаривается с белорусским коллегой. Политика выигрывает у экономики.

Но при этом Россия никак не обуславливает свою помощь. Ни требованием экономических реформ, которые назрели в Белоруссии давным-давно, ни прогрессом в интеграции с Россией, ни хотя бы запретом пресловутого реэкспорта сыров и креветок из Европы. Последнее, кстати, очень хороший пример того, как наш ближайший партнер и союзник пользуется ситуацией и паразитирует на дружбе с Россией.
«СП»: — Кстати о реэкспорте. Возможны ли поставки комплектующих для военной техники или вооружений из Белоруссии на Украину, о чем ходят упорные слухи?
— В современном мире ничего исключать нельзя. Позиция посредника всегда очень соблазнительна именно наличием таких возможностей. Скажем так: если такие слухи упорно ходят — не исключено, что под ними есть основания. И вполне возможно, что это не придается огласке, в том числе, со стороны России. Чтобы не портить общую картину российско-белорусского союза. Но такие вещи должны быть предметом очень жесткого разговора с белорусскими партнерами.
В противном случае положение чревато созданием полулегальных криминальных структур, которые укрепляются благодаря подобным операциям и рано или поздно начинают оказывать влияние на политику. Проще пресекать такие вещи на первоначальном этапе, чем потом сталкиваться с международными полукриминальными структурами.
Большая угроза в этом плане исходит сейчас с украинской стороны. Там есть множество доказанных случаев торговли и оружием, и военными тайнами. Но украинско-белорусская смычка может оказаться особенно взрывоопасной.
В долгосрочной перспективе, если наши отношения не будут активно пересмотрены с российской стороны, они могут привести к повторению украинского сценария или другим тяжелым кризисным ситуациям. Особенно через 5−7 лет, когда произойдет смена политического поколения в Белоруссии.
«СП»: — То есть мы должны занимать более жесткую переговорную позицию с Белоруссией и выдвигать конкретные требования в обмен на помощь?
— Я бы не назвал такую позицию более жесткой. Она просто должна быть более системной, твердой и последовательной. Наши элиты должны осознать, что автоматической интеграции России и Белоруссии не произойдет. Более того, наш партнер вообще не хочет этой интеграции, а только спекулирует на теме.
Нужно сформулировать повестку интересов России, которую она будет последовательно продвигать и отстаивать в отношениях с Минском. Это и культурное взаимодействие, и статус русского языка, и даже влияние на некоторые идеологические течения в Белоруссии.
Если вы почитаете исторические учебники в Белоруссии, вы увидите, что по ним белорусская государственность никак не связана с российской. Там ведут историю от Великого княжества Литовского. А все остальное — это Белоруссия в составе Российской империи, затем Советского Союза, а затем возрождение ее государственности. Когда молодежь, выращенная на такой идеологии, придет к власти, она уже не будет воспринимать Россию как естественного партнера и союзника. Скорее, наоборот.
Россия должна влиять на такие вещи, но умно и осторожно, чтобы не вызвать отторжения.
И это только один из многих вопросов, которые должны подниматься в наших отношениях с Белоруссией. Поэтому помощь оказывать нужно, но должно быть и исполнение обязательств со стороны белорусских партнеров, причем на открытой и системной основе.

Евросоюз, США и даже Китай всегда обуславливают свою помощь выполнением определенных требований. России нужно взять такой подход на вооружение.

Комментариев нет:

Отправить комментарий