вторник, 8 мая 2018 г.

"Гордые граждане Республики Армения, сегодня вы победили!"

Премьер-министром Армении стал оппозиционный политик Никол Пашинян. На голосовании в среду парламент простым большинством голосов избрал его главой правительства, то есть государства — Армения уже месяц как парламентская республика, где всем заправляет кабмин.
 Казалось бы, на этом армянская интрига должна закончиться: протесты завершились, их инициатор и лидер добился своего — возглавил страну. Но в реальности все только начинается: в уравнении «Пашинян + народ = премьер-министр Армении» есть несколько неизвестных.

Без церемоний

В отличие от первого тура, когда Пашиняна восемь с половиной часов терзали вопросами, чтобы в конце концов отклонить его кандидатуру, на этот раз все было иначе: его не спросили ни о чем. Не было задано ни единого вопроса. Парламентское большинство в лице республиканцев, заранее обговорившее между собой распределение голосов за и против, без лишних формальностей проголосовало за Никола Пашиняна. 59/42 — таков был на этот раз расклад голосов.
«Служу народу Республики Армения, служу Республике Армения», — заявил Пашинян после того, как его объявили премьер-министром, и отправился получать поздравления. За происходящим в парламенте из амфитеатра наблюдал американский рокер армянского происхождения, фронтмен System of a Down Серж Танкян — он прибыл в Ереван накануне вечером, чтобы поддержать Пашиняна. Музыкант улыбался и делал селфи.
Покинув парламент, Никол Пашинян отправился на площадь Республики, где его ожидали десятки тысяч сторонников. Политика приветствовали оглушительным ревом одобрения, а он принес присягу перед собравшимися.
«Гордые граждане Республики Армения, сегодня вы победили! Отныне никогда никто не осмелится посягать на вашу победу!» — такими словами начал новый премьер свое выступление. После непродолжительного митинга, в ходе которого толпа ни на минуту не смолкала, Пашинян отправился в свою резиденцию — туда, где последние десять лет восседал его предшественник и главный политический оппонент Серж Саргсян. Там он будет читать поздравления иностранных лидеров. К слову, одними из первых Пашиняна поздравили президент России Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев, а сам новоизбранный премьер уже заявил, что намерен встретиться с Путиным на саммите ЕАЭС, который пройдет в Сочи 14 мая. В среду 9 мая Пашинян отправится в Карабах.
В стане Республиканской партии Армении в это время царит атмосфера подавленности. Пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов заявил, что его однопартийцы как представители оппозиции не войдут в правительство Пашиняна: «Оппозиционная партия не может быть в правительстве. С этого момента мы оппозиция. Пусть премьер-министр Пашинян формирует новое правительство».
В подтверждение его слов два замминистра обороны — члены РПА — подали в отставку. Эти изменения последними указами в должности врио премьер-министра утвердил Карен Карапетян — вице-председатель РПА, который чуть ранее во вторник тоже сложил полномочия. Сам Пашинян заявил, что намерен сменить главу Минобороны — республиканца Вигена Саркисяна.

Кто здесь власть?!

Никто сейчас не может ответить на вопрос, какой будет Армения при Пашиняне — в том числе сам политик. Он вел борьбу за власть в течение десяти лет, и за это время присоединялся к разным политическим блокам, альянсам и иным силам, но впоследствии успешно от них отмежевывался. Некоторых из них (блока «Импичмент», например) уже давно не существует. Другие — такие как основанный вторым президентом Армении Левоном Тер-Петросяном Армянский национальный конгресс (АНК) — на бумаге существуют, но политически мертвы. Многие соратники Пашиняна, в разное время шедшие с ним в ногу, сошли с дистанции: кто ушел из политики, кто превратился в маргинала.
У всех этих объединений и политиков была своя повестка, которую Пашинян поддерживал. Роднило их одно: все они были в оппозиции. Из раза в раз Пашинян умудрялся найти для себя новый островок, где обосновывался и продолжал бороться за власть. Когда в 2012 году, после окончательной смерти АНК, ему не удалось найти очередной платформы, Пашинян решил создать свою: основал партию «Гражданский договор», которая легла в основу блока «Елк» и в 2018 году привела оппозицию к победе.
Теперь Никол Пашинян — власть, и это новая для него роль. Он вступил в должность не в результате традиционных выборов, когда ходят на дебаты, представляют программу и борются за голоса избирателей, а по итогам массовых протестов. Как следствие — никакой программы оппозиционер не прорабатывал и на суд общественности не представлял. Вместо этого он прошел по стране более 200 километров и набрал более 200 тысяч активных сторонников, которые 1 мая просто парализовали страну, требуя премьерского кресла для своего лидера. Они добились своего и сделали Пашиняна — вечного антагониста власти — властью.
Новая роль — это меньшая из проблем, если вообще проблема. Никол Пашинян начинает править в абсолютно аномальной с точки зрения армянского законодательства ситуации. Как премьер он стоит во главе исполнительной власти, тогда как законодательная находится под контролем Республиканской партии Армении, которую еще недавно называли не иначе как «правящей» и лидера которой Сержа Саргсяна сверг Пашинян. Логика новой конституции, в апреле окончательно вступившей в силу, вообще не предполагает такой ситуации.
Конституцию составляли параллельно процессу перехода Армении от прежней полупрезидентской к нынешней парламентской форме правления. Основной закон писался — и это видно невооруженным глазом — под одного-единственного человека: Сержа Саргсяна с его Республиканской партией Армении. В новой редакции конституция наделяет премьера огромными полномочиями и создает дисбаланс между ветвями власти.
Единственным гипотетическим препятствием на пути главы правительства мог стать парламент, но в пресловутой 89-й статье конституции записано, что по итогам парламентских выборов обязательно должно быть сформировано парламентское большинство — к моменту принятия конституции, как и сегодня, им уже обладала РПА. Таким образом и эта лазейка была прикрыта; схема взаимодействия исполнительной и законодательной властей вырисовывалась простая: РПА назначает своего лидера премьером и через парламент обеспечивает нужное законодательное сопровождение всех его действий. Получался не парламентаризм, а власть одного человека.
Но сегодня Никол Пашинян как раз в той гипотетической ситуации, когда в парламенте ему оппонирует большинство, способное отклонить 100 процентов всех законопроектов, представленных как правительством, так и сторонниками премьера в парламенте. Из 105 мест в парламенте у РПА 58.
Это может помешать, например, реформировать Избирательный кодекс Армении и провести внеочередные парламентские выборы — одно из ключевых обещаний Пашиняна. В частности, ожидается, что будет упразднен рейтинговый элемент пропорциональных выборов — когда избиратель при голосовании за партию может поставить оценку тому или иному фигуранту партийного списка и повлиять на его место в списке. Рейтинговая система пришла на смену мажоритарной и использовалась РПА как один из основных электоральных рычагов: партия имела очень сильное влияние на местах и, как правило, регулировала процесс на низовых уровнях организации выборов.

Очевидно, что если сегодня упразднить рейтинговый элемент, а завтра провести парламентские выборы, РПА наберет что-то в районе статистической погрешности и окажется за стенами Национального собрания Армении. На такой сценарий республиканцы не пойдут ни в коем случае, а как вопрос будет решать премьер-оппозиционер Пашинян — не знает никто. Ситуация осложняется тем, что Избирательный кодекс — один из семи так называемых конституционных законов Армении, которые могут быть приняты при поддержке трех пятых депутатов парламента, — то есть нужно 63 голоса, тогда как Никола Пашиняна номинально поддерживают 47 парламентариев. Выводить 200-250 тысяч человек на улицы и блокировать страну ради давления на республиканцев премьер-министр точно не станет.
Даже если в теории предположить, что РПА совершила самоубийство и пропустила подобный законопроект, остается открытым вопрос об организации внеочередных парламентских выборов: конституционно это сделать невозможно. Основной закон предполагает, что распустить парламент и выбрать новый можно только в двух случаях — если парламент дважды подряд не выбирает премьер-министра и если парламент отклоняет программу правительства, представленную премьером.
Первый вариант уже отпал, второй крайне маловероятен — это снова приведет Армению к кризису, и все завертится заново, чего не желает никто. Референдум тоже не поможет: в конституции указано, что на общенародное голосование не может быть выставлен вопрос, противоречащий основному закону, где иных вариантов роспуска парламента не предусмотрено.
Таким образом законно распустить парламент не получится, а значит, противостояние Пашинян и РПА, которое грозит стране параличом власти, — это всерьез и надолго.

Игры армянских престолов

Помимо политически нелепой конфигурации (сложившейся не столько из-за Пашиняна, сколько в силу крайне неудачной конституции) премьеру предстоит решить ряд технических вопросов. К примеру, у него нет кадрового резерва — никакого. Если у республиканцев в каждой области по одной громадной партийной структуре, у блока «Елк» таких ресурсов нет. Будущий премьер крайне уклончиво отвечал на вопросы по кадровой политике и не дал ни одного внятного ответа, кого видит на той или иной должности. Единственное четкое заявление было им дано 24 апреля: он обещал не устраивать кадровых чисток. Благородный подход, который, несомненно, обусловлен слишком короткой «скамьей запасных».
Пашиняну так или иначе придется воспользоваться республиканскими кадрами. Вопрос в том, в какой мере. Кроме блока «Елк» и РПА в Армении есть две активные политические силы — блок «Царукян» и АРФ «Дашнакцутюн». Они поддержали движение Пашиняна в ключевой момент и в будущем могут помочь премьеру кадрами. Дашнаки уже заявили о готовности оказать посильную помощь, но они малочисленны — это «партия пяти процентов», которая фигурирует в политике скорее по традиции, опираясь на поддержку электората. Кроме того, ее место на политической карте Армении — предмет непрерывного изучения. Всего месяц назад АРФД, исторически позиционирующая себя как левая националистическая партия, была коалиционным партнером РПА (заявляет о себе как о консервативной партии) и поддержала кандидатуру Сержа Саргсяна, чтобы через пару недель выйти из коалиции и перейти на сторону Никола Пашиняна. Это при том, что два года назад дашнаки были оппозицией и ходили на митинги против той же РПА, а Пашинян хоть и не классический, но в общем-то либерал-центрист.
Что касается блока «Царукян», его роль вырисовывается очень смутно. Идеологии у этой партии нет, она напоминает Браавос из «Игры престолов». Это скорее бизнес-проект, построенный на амбициях Гагика Царукяна — крупнейшего бизнесмена Армении, лидера партии «Процветающая Армения», которая составляет основу блока. Эти амбиции настолько ярко выражены, что, как нетрудно заметить, даже сам блок назван именем Царукяна.
В армянской прессе муссируются слухи, что царукяновцы в данный момент «не находят целесообразным взятие на себя политической ответственности» и продолжат быть оппозицией при правительстве Никола Пашиняна.
Достоверность этих слухов проверить не представляется возможным, тем не менее в пользу этого прогноза говорит тот факт, что у Гагика Царукяна была серьезная личная обида на Сержа Саргсяна: «Процветающая Армения» и РПА до 2012 года были коалиционными партнерами во власти, однако в преддверии президентских выборов в феврале 2013 года Царукян вывел партию из коалиции и хотел выдвинуть свою кандидатуру. В ответ шедший на свой второй срок Серж Саргсян с трибуны парламента публично назвал его «балбесом» и «порочным явлением» и инициировал масштабные проверки на подконтрольных Царукяну предприятиях.
Серж Саргсян

Пять лет назад это сделало из Царукяна популярный персонаж народного фольклора и вынудило его объявить об уходе из политики. Сегодня он воспользовался слабостью оппонента и просто приложил руку к разрушению политического конструкта, который тот возводил десять лет. Какую позицию займет его блок в дальнейшем, зависит от переговоров с Пашиняном. Доступ последнего к ресурсам «Царукян» — финансовым, политическим, кадровым — возможен, если увенчаются успехом закулисные переговоры. Остается открытым вопрос, что Никол Пашинян предложит Гагику Царукяну, учитывая, что премьер шел к успеху на волне антикоррупционной риторики. С учетом всего вышесказанного этот вопрос становится одним из ключевых.
Резюмируя, можно сказать, что у Никола Пашиняна серьезные управленческие проблемы, решить которые под силу далеко не каждому.

Вздох свободы

Единственное, в чем у нового премьер-министра все относительно понятно, — это внешняя политика. Страна фактически находится в состоянии вялотекущей войны, две из четырех границ закрыты, одна из двух оставшихся — узкий перешеек с санкционным Ираном. В таких условиях внешняя политика Армении обусловлена не чаяниями ее лидеров, а суровой действительностью: здесь Николу Пашиняну выбирать не из чего и инициативу проявлять негде.
Желая того или нет, здесь он продолжит курс своего предшественника Сержа Саргсяна. Иными словами, от него здесь особенно ничего не зависит, да и внутри страны по внешним вопросам политический консенсус практически обеспечен. Этим обусловлены его реверансы в адрес России, смена риторики по ЕАЭС и ОДКБ, стремление развивать отношения с США, Евросоюзом, Ираном, Грузией и всем миром — альтернативы здесь просто нет.
Когда Никол Пашинян маршировал по всей Армении с армией своих сторонников, при нем всегда был рюкзак. Всех интересовало, что в нем. Под конец выяснилось, что ничего особенного — вещи первой необходимости: фонарик, пластыри, зарядные устройства и пр. На самом деле в этом рюкзаке — весь тот багаж нерешенных и даже ставших традиционными для Армении проблем, с которыми придется разбираться новому главе государства. Сможет ли — посмотрим, прогнозировать в этой ситуации нет смысла: Никол Пашинян 8 мая стал премьер-министром Армении, тогда как 8 февраля это казалось безумной фантазией.
Но кое-что Никол Пашинян уже сделал. Он изменил атмосферу. Люди стали говорить, обсуждать, спорить, во что-то поверили. Привычная для Армении политическая апатия, в последние годы витавшая в воздухе, испарилась. Формальные дискуссии уступили место живым. Государственные и подконтрольные РПА СМИ, раньше выполнявшие роль вторичных пресс-служб, начали заниматься реальной журналистикой, а на одном из госканалов уже готовится проект свободного политического ток-шоу с равным доступом для всех — неслыханная для Армении вещь. Исчез единый центр, который стремился контролировать разные сферы общественно-политической жизни в стране. В Армении появилась свобода.
Каким премьером будет Никол Пашинян, как он будет решать проблемы страны — неизвестно. Но в одном его заслуга очевидна: он вернул армянам вкус свободы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий